"Альтернатива"

Объявление

 

 

 

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Альтернатива" » Поэзия » Стихи любимых авторов от Сестрицы


Стихи любимых авторов от Сестрицы

Сообщений 251 страница 300 из 351

251

Юрий Тарабанчук

Рябины гроздья алые в саду

Рябины гроздья алые в саду
На рубеже меж осенью и летом…
Как жаль, что не рождён я был поэтом,
Чтобы сказать, как я тебя люблю.
Как без тебя мне невозможно жить…
Как день мой пуст, когда тебя нет рядом…
Хочу с тобою быть, хотя бы взглядом
Касаться губ твоих, тебя любить…
Как невозможно без тебя мне жить!

252

Александр Кушнер

День Рождения

Чтоб двадцать семь свечей зажечь
С одной горящей спички,
Пришлось тому, кто начал речь,
Обжечься с непривычки.

Лихие спорщики и те
Следили, взяв конфету,
Как постепенно в темноте
Свет прибавлялся к свету.

Тянулся нож во мгле к лучу,
И грань стекла светилась,
И тьмы на каждую свечу
Всё меньше приходилось.

И думал я, что жизнь и свет -
Одно, что мы с годами
Должны светлеть, а тьма на нет
Должна сходить пред нами.

Сидели мы плечо к плечу,
Казалось, думал каждый
О том, кто первую свечу
В нас засветил однажды.

Горело мало, что ли, свеч,
Туман сильней клубился,
Что он ещё одну зажечь
Решил - и ты родился.

И что-то выхватил из мглы:
Футляр от скрипки, скрипку,
Бутыль, коробку пастилы,
А может быть, улыбку.

1966 год

Два лепета, быть может бормотанья...

Два лепета, быть может бормотанья,
Подслушал я, проснувшись, два дыханья.
Тяжелый куст под окнами дрожал,
И мальчик мой, раскрыв глаза, лежал.

Шли капли мимо, плакали на марше.
Был мальчик мал,
       куст был намного старше.
Он опыт свой с неведеньем сличил
И первым звукам мальчика учил.

Он делал так: он вздрагивал ветвями,
И гнал их вниз, и стлался по земле.
А мальчик то же пробовал губами,
И выходило вроде «ле-ле-ле»

И «ля-ля-ля». Но им казалось: мало!
И куст старался, холодом дыша,
Поскольку между ними не вставала
Та тень, та блажь по имени душа.

Я тихо встал, испытывая трепет,
Вспугнуть боясь и лёгкий детский лепет,
И лепетанье листьев под окном —
Их разговор на уровне одном.

1966 год

Бог семейных удовольствий...

Бог семейных удовольствий,
Мирных сценок и торжеств,
Ты, как сторож в садоводстве,
Стар и добр среди божеств.

Поручил ты мне младенца,
Подарил ты мне жену,
Стол, и стул, и полотенце,
И ночную тишину.

Но голландского покроя
Мастерство и благодать
Не дают тебе покоя
И мешают рисовать.

Так как знаем деньгам цену,
Ты рисуешь нас в трудах,
А в уме лелеешь сцену
В развлеченьях и цветах.

Ты бокал суёшь мне в руку,
Ты на стол швыряешь дичь
И сажаешь нас по кругу,
И не можешь нас постичь!

Мы и впрямь к столу присядем,
Лишь тебя не убедим,
Тихо мальчика погладим,
Друг на друга поглядим.

1966 год

* * *

Ещё чего, гитара!
Засученный рукав.
Любезная отрава.
Засунь её за шкаф.

Пускай на ней играет
Григорьев по ночам,
Как это подобает
Разгульным москвичам.

А мы стиху сухому
Привержены с тобой.
И с честью по–другому
Справляемся с бедой.

Дымок от папиросы
Да ветреный канал,
Чтоб злые наши слёзы
Никто не увидал.

1966 год

То, что мы зовем душой...

То, что мы зовём душой,
Что, как облако, воздушно
И блестит во тьме ночной
Своенравно, непослушно
Или вдруг, как самолёт,
Тоньше колющей булавки,
Корректирует с высот
Нашу жизнь, внося поправки;

То, что с птицей наравне
В синем воздухе мелькает,
Не сгорает на огне,
Под дождём не размокает,
Без чего нельзя вздохнуть,
Ни глупца простить в обиде;
То, что мы должны вернуть,
Умирая, в лучшем виде,—

Это, верно, то и есть,
Для чего не жаль стараться,
Что и делает нам честь,
Если честно разобраться.
В самом деле хороша,
Бесконечно старомодна,
Тучка, ласточка, душа!
Я привязан, ты — свободна.

1969 год

Пришла ко мне гостья лихая...

Пришла ко мне гостья лихая,
Как дождь, зарядивший с утра.
Спросил её: — Кто ты такая?
Она отвечает: — Хандра.

— Послушай, в тебя я не верю.
— Ты Пушкина плохо читал.
— Ты веком ошиблась и дверью.
Я, видимо, просто устал.

— Все так говорят, что устали,
Пока привыкают ко мне.
Я вместо любви и печали,
Как дождь, зарядивший в окне.

О, хмурое, злое соседство...
Уеду, усну, увильну...
Ведь есть же какое-то средство.
Она отвечает: — Ну-ну!

1972 год

Быть нелюбимым!

Быть нелюбимым! Боже мой!
Какое счастье быть несчастным!
Идти под дождиком домой
С лицом потерянным и красным.

Какая мука, благодать
Сидеть с закушенной губою,
Раз десять на день умирать
И говорить с самим собою.

Какая жизнь - сходить с ума!
Как тень, по комнате шататься!
Какое счастье - ждать письма
По месяцам - и не дождаться.

Кто нам сказал, что мир у ног
Лежит в слезах, на всё согласен?
Он равнодушен и жесток.
Зато воистину прекрасен.

Что с горем делать мне моим?
Спи. С головой в ночи укройся.
Когда б я не был счастлив им,
Я б разлюбил тебя. Не бойся!

1973 год

Сирень

Фиолетовой, белой, лиловой,
Ледяной, голубой, бестолковой
Перед взором предстанет сирень.
Летний полдень разбит на осколки,
Острых листьев блестят треуголки,
И, как облако, стелется тень.

Сколько свежести в ветви тяжёлой,
Как стараются важные пчёлы,
Допотопная блещет краса!
Но вглядись в эти вспышки и блёстки:
Здесь уже побывал Кончаловский,
Трогал кисти и щурил глаза.

Тем сильней у забора с канавкой
Восхищение наше, с поправкой
На тяжёлый музейный букет,
Нависающий в жёлтой плетёнке
Над столом, и две грозди в сторонке,
И от локтя на скатерти след.

1973 год

Времена не выбирают...

Времена не выбирают,
В них живут и умирают.
Большей пошлости на свете
Нет, чем клянчить и пенять.
Будто можно те на эти,
Как на рынке, поменять.

Что ни век, то век железный.
Но дымится сад чудесный,
Блещет тучка; я в пять лет
Должен был от скарлатины
Умереть, живи в невинный
Век, в котором горя нет.

Ты себя в счастливцы прочишь,
А при Грозном жить не хочешь?
Не мечтаешь о чуме
Флорентийской и проказе?
Хочешь ехать в первом классе,
А не в трюме, в полутьме?

Что ни век, то век железный.
Но дымится сад чудесный,
Блещет тучка; обниму
Век мой, рок мой на прощанье.
Время - это испытанье.
Не завидуй никому.

Крепко тесное объятье.
Время - кожа, а не платье.
Глубока его печать.
Словно с пальцев отпечатки,
С нас - его черты и складки,
Приглядевшись, можно взять.

1978 год

*       *       *

Среди знакомых ни одна
Не бросит в пламя денег пачку,
Не пошатнётся, впав в горячку,
В дверях, бледнее полотна.

В концертный холод или сквер,
Разогреваясь понемногу,
Не пронесёт, и слава богу,
Шестизарядный револьвер.

Я так и думал бы, что бред
Все эти тени роковые,
Когда б не туфельки шальные,
Не этот, издали, привет.

Разят дешёвые духи,
Не хочет сдержанности мудрой,
Со щёк стирает слёзы с пудрой
И любит жуткие стихи.

1981 год

Друг милый, я люблю тебя...

Друг милый, я люблю тебя,
А ты – его, а он – другую,
А та, платочек теребя, –
Меня, а я и ус не дую.

Какой Шекспир из погребка
Домой вернувшись на рассвете,
В бреду, сползая с тюфяка,
В таком спасается сюжете?

Чего бы проще: я – тебя,
А ты – меня, а он – другую,
А та – его... но кто, любя,
Потерпит правильность такую?

1982 год

Никто не виноват...

Никто не виноват,
Что облетает сад,
Что подмерзают лужи,
Что город мрачноват,
А дальше будет хуже.

Никто не виноват,
Что в Альпах камнепад,
В Японии - цунами,
Что плачет стар и млад,
И страшно временами.

Никто не виноват,
Что есть смертельный яд,
Что торжествует зависть,
Что обречён Сократ.
Что пыль стирает запись.

Увы, такой расклад.
Никто не виноват,
Что ласточки над морем
Летят куда хотят
В сиянье и фаворе!

Что нам никто не рад
В созвездии Плеяд,
Что если б мы узнали,
Что кто-то виноват,
Счастливей бы не стали.

Стихи без даты

253

Наум Коржавин

ВАРИАЦИИ ИЗ НЕКРАСОВА

...Столетье промчалось. И снова,
Как в тот незапамятный год -
Коня на скаку остановит,
В горящую избу войдёт.
Ей жить бы хотелось иначе,
Носить драгоценный наряд...
Но кони - всё скачут и скачут.
А избы - горят и горят.

1960 год

* * *

Не надо, мой милый, не сетуй
На то, что так быстро ушла.
Нежданная женщина эта
Дала тебе всё, что смогла.

Ты долго тоскуешь на свете,
А всё же ещё не постиг,
Что молнии долго не светят,
Лишь вспыхивают на миг.

1946 год

254

С  улыбкой

Евгения Пинчук

Смола, как слеза, на поленьях
Вечерний загадочен свет....
Есть женщины в русских селеньях,
А в прочих селеньях их нет!
Зайдите в селенья Таити,
В селенья ЮАР, Шри-Ланки,
В селенья Канады зайдите -
Повсюду одни мужики!
Напился ямщик из Гаскони,
А кони возьми - и ку-ку!
Кто?! Кто остановит вас, кони?
В Гаскони на полном скаку?
Пылают пожары в Техасе,
Но - некому с криком "Ахти!
Там Вася! Там пьяный мой Вася!!!"
В горящую избу войти....
Нет женщин в селеньях Флориды,
Нет женщин в селеньях Мали...
И даже в снегах Антарктиды
Пока ни одной не нашли!
А мы-то, такие-сякие,
Всё ищем ответ на вопрос:
С чего, мол, на ДАМ из России
Такой потрясающий спрос?))))))))))))


Ответ на стихотворение Евгении Пинчук

Александр Соломатин

Селений на свете - немало.
Замечу без обиняков.
Нет женщин в далёком Непале -
Мне тамошних жаль мужиков.

В Марокко, Бразилии, Чили
Мужской пол, ну, очень ослаб.
Влачат, как и раньше влачили
Существованье без баб.

Да, что там! Весь мир озабочен:
Где женщин достать на развод?!
Ведь, каждый мужик (точно) хочет
Любви, ну, хотя бы, раз в год.

У нас - уже просто с пелёнок,
Как в песне не раз пелось той -
На десять красивых девчонок -
Всего лишь один - "холостой".

И вот, всех мастей кандидаты
В мужья к нашим женщинам - прут.
Ужели допустим утрату?
Ужели на экспорт пойдут?

Фиг вам, Антарктида, Шри Ланка!
И здесь не поможет калым.
Нам их отдавать всем вам - жалко:
Такие нужны и самим!

255

Александр Арбузов

Разбитая чаша

Разбитая чаша стоит на подносе.
Не склеишь надеждой - уже невозможно.
Опавшими листьями кружится осень
И метит печалью глаза осторожно.

Подкралась неслышно, ворвалась так рано,
Упала с октавы фальшивою нотой,
Осколком фарфора отмечена рана
На сердце моём, добавляя заботы.

Так хочется лиры и музыки света,
Уюта, тепла и цветущего мая,
И много-премного влюблённого лета,
Но осень сегодня не добрая - злая!

                                       2015 г.

Рябиновые грозди

Прохладное утро прозрачной вселенной
Стучится в окошко созревшей рябиной,
Восток, обозначенный краской богемной,
В себя добавляет немного рубина.

И сон исчезает, я вижу картину:
Усталая осень палитрою цвета
Кладёт между стёкол как будто в витрину
Две алые грозди - подарок от лета.

Пусть будет уютно рябинушке алой,
Быть может, окажется доброй приметой.
Зима у порога на родине малой,
Уже не поспоришь с остывшей планетой.

                                           2015 г.

Не уповай на дар от Бога

Не уповай на дар от Бога,
Не зри себя на пьедестале,
Не жди от жизни слишком много,
Будь рад тому, что тебе дали.

Взирай на светлый мир очами
Сквозь доброту и без угрозы.
Не попадайся в плен печали,
Не проливай напрасно слезы.

Не утони во лжи и лести
И зависть не держи в подружках,
И не топчись на тёплом месте,
Не спи на не своих подушках.

Обиды не держи на ближних,
Не насылай проклятий разных,
Ты на земле и нет здесь лишних.
Есть жизнь, а в ней и боль, и праздник.

Дерзай, люби, страдай и много 
Душевных сил храни для дела.
У ног твоих по воли Бога
Весь мир!
     С ним будь единым целым!
   
                                 2016 г.

256

Наталья Жультаева

Дорогой маме

Всё, что в жизни происходит с нами,
Мы так странно делим пополам:
Если радость - празднуем с друзьями,
А с бедой приходим к матерям.

Заняты работой и делами
День за днём в потоке суеты
Мы не часто думаем о маме,
Слишком редко дарим ей цветы.

А свои болезни носим к маме,
И обиды к ней идём делить,
И морщинки ей рисуем сами,
Позабыв прощенья попросить.

Мы так редко маму обнимаем,
Разучились маму целовать,
Позвонить порою забываем,
Некогда письмо ей написать.

Ну а мама всё равно нас любит,
Чтобы не случилось - не предаст,
Всё простит, обиды все забудет,
Руку, душу, сердце - всё отдаст!

И когда от мамы уезжаешь,
Отогревшись у её любви,
Ты шепни: "Прости за всё, родная,
И, прошу, подольше поживи!"

257

Сергей Островский

Женщина с ребёнком на руках

Есть в природе знак святой и вещий,
Ярко обозначенный в веках:
Самая прекрасная из женщин
Женщина с ребёнком на руках.

От любой напасти заклиная,
Ей-то уж добра не занимать,
Нет, не Богоматерь, а земная,
Гордая, возвышенная мать.

Свет любви издревле ей завещан,
И с тех пор живёт она в веках,
Самая прекрасная из женщин
Женщина с ребёнком на руках.

Всё на свете мерится следами,
Сколько б ты ни вышагал путей.
Яблоня украшена плодами,
Женщина – судьбой своих детей.

Пусть ей вечно солнце рукоплещет!
Так она и будет жить в веках
Самая прекрасная из женщин,
Женщина с ребёнком на руках!

258

Николай Старшинов

Голуби

Не спугните... Ради Бога, тише!
Голуби целуются на крыше.
Вот она, сама любовь, ликует, -
Голубок с голубкою воркует.
Он глаза от счастья закрывает,
Обо всём на свете забывает...

Мы с тобою люди, человеки,
И при том живём в двадцатом веке.
Я же, как дикарь, сегодня замер
Пред твоими знойными глазами.
Волосы твои рукою глажу -
С непокорными никак не слажу.
Я тебя целую, дорогую...
А давно ли целовал другую,
Самую любимую на свете?

Голуби, пожалуйста, ответьте,
Голуби, скажите, что такое?
Что с моей неверною рукою,
Что с моими грешными губами?
Разве так меж вами, голубями?
Разве так случается, скажите,
В вашем голубином общежитье?

1959 год

Как же мне тебя переупрямить

Как же мне тебя переупрямить,
Как мне уберечь тебя?..
Пойми -
У меня проверенная память,
Я знаком со многими людьми.

Ты меня внимательно послушай:
Я-то видел это, и не раз,
Как мельчают и скудеют души,
Словно бы чужими становясь.

Как лицо своё теряют люди,
Если, размышляя над житьём,
Думают, как о великом чуде,
О благополучии своём.

Что тряпьё? Копи его для моли!
Что тщеславье? Грош ему цена!..
И не думай, что тебе без боли,
Без тревог и горя жизнь дана.

Что всю жизнь пройдёшь ты по дороге,
Принимая щедрые дары...
Будем же к себе предельно строги,
А к другим - терпимы и добры.

Чтоб другие страсти не воскресли,
Те, которым и цена-то - грош...
Ну, а если всё-таки,
А если
Ты другую стёжку изберёшь?..

Не могу обидеть, и - обижу,
Не хочу, и всё же - оскорблю,
Ото всей души возненавижу,
В сотни раз сильнее, чем люблю.

1972 год

До свиданья, моя дорогая

До свиданья, моя дорогая,
Пусть судьба тебя в небе хранит...
Самолёт, всё быстрей убегая,
Задрожал и рванулся в зенит.

Пусть пробьётся, серебряно-светел,
Сквозь клубящийся облачный лёд,
Сквозь гремящие ливни, сквозь ветер
Уносящий тебя самолёт.

Убоясь реактивного грома,
Врассыпную пошли ястреба...
Ты опять улетаешь к другому.
Да хранит тебя в небе судьба!

1975 год

259

Вадим Шефнер

Детство

Ничего мы тогда не знали,
Нас баюкала тишина,
Мы цветы полевые рвали
И давали им имена.

А когда мы ложились поздно,
Нам казалось, что лишь для нас
Загорались на небе звёзды
В первый раз и в последний раз.

...Пусть не всё нам сразу даётся,
Пусть дорога жизни крута,
В нас до старости остаётся
Первозданная простота.

Ни во чьей (и не в нашей) власти
Ощутить порою её,
Но в минуты большого счастья
Обновляется бытиё,

И мы вглядываемся в звёзды,
Точно видим их в первый раз,
Точно мир лишь сегодня создан
И никем не открыт до нас.

И таким он кажется новым
И прекрасным не по летам,
Что опять, как в детстве, готовы
Мы дарить имена цветам.

1938 год

Летние ночи

Мы в поздний час в июльский вечер любим
Следить, как пар клубится над рекой,
И ждать, когда в луны беззвучный бубен
Ударит полночь смуглою рукой.

А солнце тонет в розоватой пене,
И с каждым мигом в мире всё темней,
И на лугу от рощ ложатся тени,
Сгибая травы тяжестью своей.

И ночь, как башня чёрная, встаёт,
Серебряным увенчанная кругом,
Над спящим лесом, над туманным лугом,
Над озером, над кочками болот.

Дневных кустов, полдневную траву
Нам не узнать в луны свеченье мутном, —
Как будто сны, прервавшиеся утром,
Овладевают нами наяву.

В такую ночь, устав кружиться в танце
И возмущать серебряную гладь,
Русалки на плотины гидростанций
Садятся косы длинные чесать;

Расплывчатые тени великанов
Беспечно бродят в сумрачном лесу,
И эльфы из фарфоровых стаканов
На проводах ночную пьют росу.

И нам в любое счастье верить можно,
Как будто в этот безмятежный час
От суеты и от печали ложной
Сама природа охраняет нас.

Май 1941 года

Прощание

Не со старого снимка и не во сне -
Эти выдумки не для нас, -
Ты возникнешь из памяти, как цветок,
Пробивающий снежный наст.

Опустив ресницы, ты скажешь мне:
- Позади пути, города.
Я всю жизнь с тобою рядышком шла,
Только ты был слеп иногда.

Я такая, какою была всегда,
Но такой я не буду впредь, -
Я сияю, как падающая звезда
Перед тем, как совсем сгореть.

1958 год

МИГ

Не привыкайте к чудесам -
Дивитесь им, дивитесь!
Не привыкайте к небесам,
Глазами к ним тянитесь.

Приглядывайтесь к облакам,
Прислушивайтесь к птицам,
Прикладывайтесь к родникам,
Ничто не повторится.

За мигом миг, за шагом шаг
Впадайте в изумленье.
Всё будет так - и всё не так
Через одно мгновенье.

1964 год

Грешники

В грехах мы все — как цветы в росе,
Святых между нами нет.
А если ты свят — ты мне не брат,
Не друг мне и не сосед.
Я был в беде — как рыба в воде,
Я понял закон простой:
Там грешник приходит на помощь, где
Отвёртывается святой.

1962 год

Личный враг

Не наживай дурных приятелей —
Уж лучше заведи врага:
Он постоянней и внимательней,
Его направленность строга.
Он учит зоркости и ясности,—
И вот ты обретаешь дар
В час непредвиденной опасности
Платить ударом за удар.
Но в мире и такое видано:
Добром становится беда,
Порою к дружбе неожиданно
Приводит честная вражда.
Не бойся жизни, но внимательно
Свою дорогу огляди.
Не наживай дурных приятелей —
Врага уж лучше заведи.

1961 год

22 июня

Не танцуйте сегодня, не пойте.
В предвечерний задумчивый час
Молчаливо у о́кон постойте,
Вспомяните погибших за нас.

Там, в толпе, средь любимых, влюблённых,
Средь весёлых и крепких ребят,
Чьи-то тени в пилотках зелёных
На окраины молча спешат.

Им нельзя задержаться, остаться —
Их берёт этот день навсегда,
На путях сортировочных станций
Им разлуку трубят поезда́.

Окликать их и звать их — напрасно,
Не промолвят ни слова в ответ,
Но с улыбкою грустной и ясной
Поглядите им пристально вслед.

1961 год

Пятое

Любовь - это пятое время суток,-
Не вечер, не ночь, не день и не утро.
Придёшь ты - и солнце сияет в полночь,
Уйдёшь ты - и утро темнее ночи.

Любовь - это пятое время года,-
Не осень она, не весна, не лето,
Она не зима, а то, что ты хочешь,
И всё от тебя одной зависит.

Любовь ни с чем на свете не схожа:
Не детство, не старость, не юность, не зрелость;
Любовь - это пятое время жизни.

1962 год

           

Рядом с небом

Мы все, как боги, рядом с небом
Живём на лучшей из планет.
Оно дождём кропит и снегом
Порой наш заметает след.

Но облачное оперенье
Вдруг сбрасывают небеса –
И сквозь привычные явленья
Проглядывают чудеса. ...

И лунный свет на кровлях зданий,
И в стужу - будто на заказ –
Рулоны северных сияний
Развёртываются для нас,

И памятью об общем чуде
Мерцают звёзды в сонной мгле,
Чтобы не забывали люди,
Как жить прекрасно на земле.

1961 год

             

Средний возраст

А где-то там, куда нам не вернуться
В далёком детстве, в юности, вдали,—
По-прежнему ревнуют, и смеются,
И верят, что прибудут корабли.

У возраста туда не отпроситься,—
А там не смяты травы на лугу,
И Пенелопа в выгоревшем ситце
Всё ждёт меня на давнем берегу.

Сидит, руками охватив колено,
Лицом к неугасающей заре,
Нерукотворна, неприкосновенна,—
Как мотылёк, увязший в янтаре.

1962 год

           

Фантастика

Как здесь холодно вечером, в этом безлюдном саду,
У квадратных сугробов так холодно здесь и бездомно.
В дом, которого нет, по ступеням прозрачным взойду
И в незримую дверь постучусь осторожно и скромно.

На пиру невидимок стеклянно звучат голоса,
И ночной разговор убедительно ясен и грустен. –
Я на миг, я на миг, я погреться на четверть часа. –
Ты навек, ты навек, мы тебя никуда не отпустим. –

Ты всё снился себе, а теперь ты к нам заживо взят.
Ты навеки проснулся за прочной стеною забвенья.
Ты уже на снежинки, на дымные кольца разъят,
Ты в земных зеркалах не найдёшь своего отраженья.

1969 год

Книга обид

Есть у каждого тайная книга обид.
Начинаются записи с юности ранней.
Даже самый удачливы не избежит.
Неудач, не свершённых надежд и желаний.

Эту книгу пред другом раскрыть не спеши,
Не листай пред врагом этой книги страницы, -
В тишине, в несгораемом сейфе души
Пусть она до скончания века хранится.

Будет много распутий, дорог и тревог,
На виски твои ляжет не тающий иней, -
И поймёшь, научившись читать между строк,
Что один только ты в своих бедах повинен.

1970 год

Подмигни мне из вечности

Подмигни мне из вечности,
Друг забывчивый мой.
Из седой бесконечности
Просигналь по прямой, -

Не пора ль мне готовиться
В край, где встретимся мы,
Где ни сна, ни бессонницы,
Где ни света, ни тьмы?

1977 год

Топочут дни, как пьяные слоны…

Топочут дни, как пьяные слоны,
Транжирит жизнь свои грома и молнии, —
А мне б сейчас стаканчик тишины,
Бокал молчанья, стопочку безмолвия…

1977 год

260

Мария Кретова

Слова, что ты не скажешь...

За окном холодный свет
И целый день одно и то же.
Ты не вспомнишь обо мне
И мне помочь ничем не сможешь.
То ли правда, то ли нет,
Но нелегко, наперекор судьбе
Не думать о тебе.

Словно омут тишина
Напрасно день за днём проходит
Снова дома я одна и ничего не происходит
Ты не вспомнишь обо мне
И пусть мою печаль не утаить
Тебя мне не забыть.

Слова, что ты не скажешь,
И будет твой ответ,
Но сердцу не прикажешь,
Не думать о тебе
Я знаю, знаю,
Что не будет больше этих дней.
Я таю, таю от любви своей.

261

Джахан Поллыева

Нас бьют, мы летаем...

Ты плыл в небесах, но был спущен на землю
И раненый в сердце мечтаешь стать целью,
Но это - уловка, всем битым знакома,
В любви без страховки живут миллионы!
Нас бьют, мы летаем от боли всё выше,
Крыло расправляя над собственной крышей.
Нас бьют, мы летаем, смеёмся и плачем,
Внизу оставляя свои неудачи.
Неудачи...
Пусть врут, что крепчаем от новых предательств,
Подбитый изменой не ждёт доказательств.
Кто крыльев лишился - боится влюбляться,
Но должен над страхом потери подняться.
Подняться...
Нас бьют, мы летаем от боли всё выше,
Крыло расправляя над собственной крышей.
Нас бьют, мы летаем, смеёмся и плачем,
Внизу оставляя свои неудачи.
Полёты, полёты судьбы в непогоду,
Рискуют пилоты, чтоб вырвать свободу,
Чтоб вырвать свободу!
Ты плыл в небесах, но был спущен на землю
И раненый в сердце мечтаешь стать целью,
Но это - уловка, всем битым знакома,
В любви без страховки живут миллионы...
Нас бьют, мы летаем от боли всё выше,
Крыло расправляя над собственной крышей.
Нас бьют, мы летаем, смеёмся и плачем,
Внизу оставляя свои неудачи.
Летаем...летаем...летаем...

Опять метель

За тобой не закрывая дверь,
Я живу уже который год, и с тех пор отсчёт
Моих нечаянных потерь
Остановлен и кого-то ждёт.

Ты меня не ведая, прости,
На пороге долго не томись,
Ведь теперь у нашей повторившейся любви
Станет сроком давности вся жизнь.

Опять метель,
И мается былое в темноте.
Опять метель,
Две вечности сошлись в один короткий день.

Зачем?

Гладко выбритая змея тычет в сердце холодной мордочкой.
Как запутана жизнь моя - без тебя стала словно порченой.
Ну, зачем ты захлопнул дверь и поверил себе заносчиво?
Переборчива смелость твоя, неразборчива.

Рядом спит молодая жена, ты закончил сезон охотничий.
Та, что долго ждала тебя, навсегда пропустила очередь.
Ну зачем не поверил ты мне, я тогда не была настойчивой?
Переборчива вера твоя, неразборчива.

Только чудится мне иногда
По ночам за захлопнутой дверью
Звук шагов  твоих в тишине
И твой профиль меж светом и тенью.
Меж светом и тенью!

Ты меня перебить хотел скороспелым назло решением.
Каруселью бездушных тел стать опутанным, как ошейником.
Ну зачем ты захлопнул дверь и поверил себе заносчиво?
Переборчива смелость твоя, неразборчива.

Ночь и день - два оттенка грусти.
Ночь и день - чёрно-белый плен.
Ну зачем там, где были чувства,
Только тень, ты скажи, зачем?

262

Светлана Севрикова

Эксперимент

Влюбись. Любя - с ума сойди.
Сошёл?… Теперь, давай, попробуй
Сказать хоть слово о любви.
И не почувствовать озноба.

Температура – тридцать шесть…
Пульс - шестьдесят, давленье – в норме…
Спокойно встать. Спокойно сесть.
Смотреть и слушать – хладнокровно.

Дыша как рыба под водой,
Не захлебнувшись от волненья…
Не натыкаясь, как слепой,
На стены, камни и деревья…

Не ошибаясь, не глупя,
И не теряя дара речи…
Теперь всё то же – не любя….
Не правда ль, так намного легче?

Любить не взаимно

Любить не взаимно, - как в зеркале не отражаться.
Ни юной, ни старой, ни «кто это там, боже мой!».
Не зная кого обвинять, на кого обижаться, -
Смотреть в амальгаму, и видеть портрет за спиной.

Рисунок обоев, и даже следы позолоты,
И остановившийся месяц назад календарь.
И что-то ещё... Ну, какая вам разница, что там
Содержит конкретно меня заменившая даль!

Унылая даль, что должна обязательно скрыться,
Пока я стою между ней и серебряной мглой, -
Зияет на месте, где я бы могла отразиться,
Не хуже, чем эти узоры, апрель и Крамской…

Такое ужасное, невыразимое чудо:
Стирая на ощупь слезинку с горячей щеки,
Смотреть в зазеркалье, где нет ничего и не будет,
Естественным свойствам физических тел вопреки.

Портрет, календарь и тускнеющий блеск позолоты, -
Не меньше, не больше, хоть включишь, хоть выключишь свет…
Любить не взаимно, когда ты из крови и плоти, -
Как в зеркало глянув, понять что тебя уже нет.

Иногда

Вспоминай обо мне.  Иногда.
Никогда и всегда – это сложно!
Может даже вообще  невозможно,
Если только что память худа.

С каждым годом всё будет трудней…
Обелятся в тетрадях  страницы…
Ничего, я начну тебе сниться.
Не грусти, не болей, не старей.

Блещут звёзды, сердца холодя...
Никогда и всегда – это вечность! –
Не стремись к ней, она бессердечна.
Вспоминай обо мне иногда.

263

Максим Аверин

Друг

Когда рука касается руки...
И стынет в жилах кровь...
Ты веришь, что сбываются мечты...
Ты веришь в настоящую любовь...

Когда глаза встречаются с глазами....
И дрожь по телу пробегает вдруг....
Ты чувствуешь, что между вами....
Любовью названный недуг...

Когда улыбка светит ярко...
Когда не можешь не смотреть...
Тогда становится так жарко...
Тогда мечтаешь ты взлететь...

Когда ты видишь, как слетают...
Слова с любимых нежных губ...
Ты хочешь верить, понимая...
Что для неё ты просто ДРУГ!!!!

                                2011 год

Максим Аверин и Лора Квинт

Два одиноких сердца

В огромном городе два одиноких сердца
Летят друг к другу, ах, как страшно опоздать.
Им нечего терять, взлетая высоко,
И снова верится, что будет всё легко.

В Московских улицах так просто заблудится,
Как заблудились мы в несбыточных мечтах.
И этот прежний страх оставим далеко,
И снова верится, что будет всё легко.

И целый мир мгновенно стал
Многоголосным как вокзал,
Где расстаются и встречаются любя.
Мне очень важно это знать,
Кем для тебя смогу я стать
для тебя
для тебя
для тебя.

В огромном городе друг друга согревая,
Так мы с тобой только учимся летать.
Нам нечего терять, взлетая высоко
И снова верится, что будет всё легко.

                                          Перевод с английского

Театральный роман

Люстры сияют, опущены шторы,
Слуга нарумянен, напудрен король...
Я в этом театре уж год который
Играю одну очень странную роль.

Король с королевой – герои пьесы,
Но только они не муж и жена,
Он – король в одном королевстве,
Совсем в другом – королева она.

Они встречаются раз в полгода,
Подпишут мир, запретив войну,
И если позволят дела и погода,
Вместе проводят неделю одну.

Последний ужин в зале овальной,
Камины пылают всю ночь напролёт,
И звон колокольный совсем как венчальный,
Но, как погребальный, над замком плывёт.

Судьба королевы моей оказалась
Светла, как небо, черна, как земля…
От роли б я этой давно отказалась,
Если б не ты играл короля…

Спектакль повторяется раз в полгода
И в кассе всегда непременный аншлаг.
Спешат посмотреть как моя свобода
Приносит к ногам твоим белый флаг.

А после спектакля всё очень просто –
Сказке конец – и грим долой…
Ты едешь домой на Васильевский остров,
Я еду на остров совсем на другой...

                                            Перевод с английского

264

Анна Ардова

Васильки

Васильки в полях расцвели в летний зной,
Заплела венок по дороге домой.
А мечта рвётся соколом,
Прямо в небо высокое
Ну когда же он явится мне...
Что судьбой предназначено,
То любовью оплачено,
Я такого увидела в детстве во сне.

Будто гром с небес, посреди бела дня
Он возник из сна, взял за руку меня.
Хоть мы были повенчаны,
Он ушёл с первой встречною,
Как рябинка одна я в саду.
Дни напрасно потрачены,
Зря любовью оплачены
Жаль,что милого я никогда не найду.

Но опять начнут васильки в поле цвесть,
Принесёт судьба мне хорошую весть:
Травы вновь будут росными!
Просто я стала взрослою,
Не растает душа, как свеча.
Значит жизнь не растрачена,
Всё любовью оплачено,
Милый сыщет меня и развеет печаль.

265

Александра Ардова

Нам лет сорок

Годы быстро пройдут лихие:
Их зима заметёт порошею –
Мы ни капельки не плохие,
Можно даже сказать, хорошие.

Мы всё так же смеёмся ветру,
Что сдувает салфетки в патио,
Наша музыка стала ретро
И, бывает, звучит по радио.

Нам лет сорок, и снова шутим,
Просто не было раньше повода,
Мы бодры и модны до жути,
Потому и как раньше молоды.

Надо было тогда наглее,
Прыгнуть в небо, достать звезду мою.
Я обычно-то не жалею,
Но последнее время думаю.

Нам лет сорок, слегка усталость,
Столько впитано, не утрачено,
Лишь бы только любовь осталась,
Остальное не так уж значимо.

Если ты мир

Если ты мир, не важна — планета!
Если ты век, не важна — эпоха...
Если ты утро — не нужно света,
Если ты воздух, не нужно — вдоха.

Если молчать, то не нужно темы.
Если летать, то не нужно дома.
Если мы в небе — неважно, где мы.
Если мы — небо, неважно — кто мы.

Кто-то посеял снег на полях

Кто-то посеял
снег на полях,
Чтоб он пророс любовью.
Луч, задержавшись на хрусталях,
Скрылся у изголовья.
Луч наполняет дома весной,
Делая храм из комнат.
Кто-то как будто бы дышит мной,
Думает, ждет и помнит.
Свет отражает сырой гранит.
Свет на земле, на людях.
Кто-то как будто меня хранит.
Кто-то как будто — любит.

Мужчины плачут

Мужчины плачут. И в этом суть.
От боли, горя, сомнений, страха —
Мужчины плачут. Теряя путь.
Увидев море. Услышав Баха.

Мужчины лечат больших собак,
Ласкают кошек и кормят стаи.
И, сжав подушку (— да я слабак!),
От чистой вечной любви рыдают.

За плотно запертыми дверьми,
Подогревая стакан кефира —
Мужчины плачут над дочерьми.
И в этой слабости — сила мира.

266

Автор: Фараонка

Шанс судьбы

Разговор мы ведём
Обо всём, обо всём,
И боимся затронуть недуга -
Тему, ставшую нам,
С горем пусть пополам,
Но с надеждой желанья друг-друга.

Улыбаешься ты,
Будто нету черты,
Проведённой меж нами бесстрастно
И я тоже смеюсь,
Но в душе не сдаюсь...
Не легко возвратить всё обратно.

Нас судьба развела,
Будто б из-за угла
Наблюдая за нами, как сможем
Друг без друга прожить,
Иль других полюбить
И создать своё счастье похожим.

Мы свободны - лови
Свою птицу любви,
Но не счастливы стали мы оба,
А судьба всё ждала,
Снова шанс нам дала,
Уж теперь не упустим до гроба.

2012 год

http://www.stihi.ru/2012/12/25/5758

Не судьба

Была  большая, светлая любовь,
При встрече сердце сильно замирало.
Бурлить по венам начинала кровь
И страсть опять брала своё начало.

Дня друг без друга не могли прожить,
Мечтали....будем мужем и женою...,
Не суждено в супружестве любить,
Благословенье не дано судьбою.

Как кошка пробежала промеж нас,
Любовь из страсти превратилась в льдинку.
Потухший взгляд искрящих раньше глаз,
Скользящий поцелуй принёс горчинку.

Интрига в том, кто ж всё же виноват?
И почему такое расставанье?
И почему судьбы такой расклад,
При обоюдном, сладостном желанье.

2017 год

http://www.stihi.ru/2017/02/20/5573

267

Александр Дольский

От прощанья до прощанья...

От прощанья до прощанья возвращение одно
Частых писем обещанье, позабытое давно.
Мы играем, словно дети, в провожанья вновь и вновь
Разделилось всё на свете на любовь и нелюбовь,
Разделилось всё на свете на любовь и нелюбовь...

Кто-то уйдёт, кто-то вернётся,
Кто-то простит, кто-то осудит,
Меньше всего любви достаётся нашим
Самым любимым людям...

Много ветру, снегу много, неоглядна эта даль
Бесконечная дорога, быстротечная печаль.
Улыбнись мне на прощанье - слышишь, поезда гобой -
Я уеду не с вещами, я уеду сам с собой,
Я уеду не с вещами, я уеду сам с собой...

Кто-то уйдёт, кто-то вернётся,
Кто-то простит, кто-то осудит,
Меньше всего любви достаётся нашим
Самым любимым людям...

То, что в шутку ты сказала, буду помнить я всерьёз
Видят старые вокзалы слишком много новых слёз,
Принимай судьбу отрадно, не ищи других причин:
Разделились беспощадно мы на женщин и мужчин,
Разделились беспощадно мы на женщин и мужчин.

Кто-то уйдёт, кто-то вернётся,
Кто-то простит, кто-то осудит,
Меньше всего любви достаётся нашим
Самым любимым людям...

1964 год

268

Арсений Тарковский

Свеча

Мерцая жёлтым язычком,
Свеча всё больше оплывает.
Вот так и мы с тобой живём
Душа горит и тело тает.

1926 год

Жизнь, жизнь

I

Предчувствиям не верю, и приме́т
Я не боюсь. Ни клеветы, ни яда
Я не бегу. На свете смерти нет:
Безссмертны все. Безсмертно всё. Не надо
Бояться смерти ни в семнадцать лет,
Ни в семьдесят. Есть только явь и свет,
Ни тьмы, ни смерти нет на этом свете.
Мы все́ уже́ на берегу морском,
И я из тех, кто выбирает сети,
Когда идёт безсмертье косяком.

II

Живите в доме — и не рухнет дом.
Я вызову любое из столетий,
Войду в него и дом построю в нём.
Вот почему со мною ваши дети
И жёны ваши за одним столом, —
А стол один и прадеду и внуку:
Грядущее свершается сейчас,
И если я приподымаю руку,
Все пять лучей останутся у вас.
Я каждый день минувшего, как крепью,
Ключицами своими подпирал,
Измерил время землемерной цепью
И сквозь него прошёл, как сквозь Урал.

III

Я век себе по росту подбирал.
Мы шли на юг, держали пыль над степью;
Бурьян чадил; кузнечик балова́л,
Подковы трогал у́сом, и пророчил,
И гибелью грозил мне, как монах.
Судьбу свою к седлу я приторочил;
Я и сейчас в грядущих временах,
Как мальчик, привстаю на стременах.

Мне моего безсмертия довольно,
Чтоб кровь моя из века в век текла.
За верный угол ровного тепла
Я жизнью заплатил бы своевольно,
Когда б её летучая игла
Меня, как нить, по свету не вела.

1965 год

269

*
АРСЕНИЙ ТАРКОВСКИЙ

С утра я тебя дожидался вчера...

С утра я тебя дожидался вчера,
Они догадались, что ты не придёшь,
Ты помнишь, какая погода была?
Как в праздник! И я выходил без пальто.

Сегодня пришла и устроили нам
Какой-то особенно пасмурный день,
И дождь, и особенно поздний час,
И капли бегут по холодным ветвям.

Ни словом унять, ни платком утереть…

2 января 1941 года

Ночной дождь

То были капли дождевые,
Летящие из света в тень.
По воле случая впервые
Мы встретились в ненастный день.

И только радуги в тумане
Вокруг неярких фонарей
Поведали тебе заране
О близости любви моей,

О том, что лето миновало,
Что жизнь тревожна и светла,
И как ты ни жила, но мало,
Так мало на земле жила.

Как слёзы, капли дождевые
Светились на лице твоём,
А я ещё не знал, какие
Безумства мы переживём.

Я голос твой далёкий слышу,
Друг другу нам нельзя помочь,
И дождь всю ночь стучит о крышу,
Как и тогда стучал всю ночь.

1943 год

Ветер

Душа моя затосковала ночью.
А я любил изорванную в клочья,
Исхлёстанную ветром темноту
И звёзды, брезжущие на лету
Над мокрыми сентябрьскими садами,
Как бабочки с незрячими глазами,
И на цыганской масленой реке
Шатучий мост, и женщину в платке,
Спадавшем с плеч над медленной водою,
И эти руки как перед бедою.

И кажется, она была жива,
Жива, как прежде, но её слова
Из влажных «Л» теперь не означали
Ни счастья, ни желаний, ни печали,
И больше мысль не связывала их,
Как повелось на свете у живых.

Слова горели, как под ветром свечи,
И гасли, словно ей легло на плечи
Всё горе всех времен. Мы рядом шли,
Но этой горькой, как полынь, земли
Она уже стопами не касалась
И мне живою больше не казалась.
Когда-то имя было у неё.
Сентябрьский ветер и ко мне в жильё
Врывается –
То лязгает замками,
То волосы мне трогает руками.

1959 год

ПЕРВЫЕ СВИДАНИЯ                                                                           

Свиданий наших каждое мгновенье
Мы праздновали, как богоявленье,
Одни на целом свете. Ты была
Смелей и легче птичьего крыла,
По лестнице, как головокруженье,
Через ступень сбегала и вела
Сквозь влажную сирень в свои владенья
С той стороны зеркального стекла.

Когда настала ночь, была мне милость
Дарована, алтарные врата
Отворены, и в темноте светилась
И медленно клонилась нагота,
И, просыпаясь: «Будь благословенна!»-
Я говорил и знал, что дерзновенно
Мое благословенье: ты спала,
И тронуть веки синевой вселенной
К тебе сирень тянулась со стола,
И синевою тронутые веки
Спокойны были, и рука тепла.

А в хрустале пульсировали реки,
Дымились горы, брезжили моря,
И ты держала сферу на ладони
Хрустальную, и ты спала на троне,
И — боже правый! — ты была моя.

Ты пробудилась и преобразила
Вседневный человеческий словарь,
И речь по горло полнозвучной силой
Наполнилась, и слово «ты» раскрыло
Свой новый смысл и означало: царь.

На свете всё преобразилось, даже
Простые вещи — таз, кувшин, — когда
Стояла между нами, как на страже,
Слоистая и твёрдая вода.

Нас повело неведомо куда.
Пред нами расступались, как миражи,
Построенные чудом города,
Сама ложилась мята нам под ноги,
И птицам было с нами по дороге,
И рыбы подымались по реке,
И небо развернулось пред глазами…

Когда судьба по следу шла за нами,
Как сумасшедший с бритвою в руке.

1962 год

* * *

И это снилось мне, и это снится мне,
И это мне ещё когда-нибудь приснится,
И повторится всё, и всё довоплотится,
И вам приснится всё, что видел я во сне.

Там, в стороне от нас, от мира в стороне
Волна идёт вослед волне о берег биться,
А на волне звезда, и человек, и птица,
И явь, и сны, и смерть – волна вослед волне.

Не надо мне числа: я был, и есмь, и буду,
Жизнь – чудо из чудес, и на колени чуду
Один, как сирота, я сам себя кладу,
Один – среди зеркал – в ограде отражений
Морей и городов, лучащихся в чаду.
И мать в слезах берёт ребёнка на колени.

1974 год

270

Ирина Ахременко

         
             *   *   *

То был счастливый переход
от многомесячного сплина
до непредвиденных забот.
Курил декабрь, кончался год.
Хватало ночью аспирина,
вина — к полудню, водки в ночь,
заметок в номер. В промежутках
по семьям и романам прочь
мы разбредались. Не до шуток
бывало нам и там и тут.
По семьям... Сдержанно молчали.
Влюблённые порой кричали!
Отрезок точный провести
на временной шкале безумия
от временного слабоумия
я не сумею! Бог простит.

             
            *   *   *

Я выжила... Отчаянно, ознобно,
Легко. Светает. Снег сошёл на нет.
Не слышен плач, не ослепляет свет.
Глаза пусты, глаза беззлобны.

Недостающий воздух – чушь, пустяк,
Совпал с полночным и привычным зноем.
А если будет что-нибудь не так...
Ты мне поможешь? Нас пока что двое?

Я выжила… Наверно, не с руки
И не с души такие вот пробежки.
Мы не безумные, мы не чудаки,
Нам не к лицу шлагбаумы и спешки.

Дождь окропил садовую скамью.
Гром грянул и пора перекреститься.
Тебе к утру - в работу и в семью,
А мне - ходить и говорить учиться.

           
            *   *   *

Закончился наш несерьёзный роман…
Но ты молодец, ты играл очень славно!
А кто мог подумать, что это игра,
В которой нам было уж слишком забавно?!
Я верила каждым твоим обещаниям
И даже вне роли мечтала о них.
Ведь ты не сказал, что мы просто в театре
И что я должна полюбить за двоих.
Но только теперь маскарад наш закончен,
И в пепел давно превратился парик.
И, видно, уж мне не уснуть этой ночью,
Никак не забуду «Любить за двоих».

           

          *   *   *

Когда ты на машине, при деньгах,
Друзья тебя качают на руках.
Когда ты покупаешь им вино,
Они с тобой смеются заодно...
Ты делаешь подарки, к ним спешишь,
Волнуешься и дружбой дорожишь.
Приходишь, помогаешь им в беде...
Ты плачешь... А друзья сегодня где?
Когда не на машине, а в долгах...
Когда не над землею, а в ногах,
Ты присмотрись, кто рядышком с тобой,
Вот это друг, подаренный судьбой.
А те, кто хохотали в унисон,
И тратили с тобою миллион,
Сегодня будут также хохотать,
С твоим врагом тебя же обсуждать...
У радости всегда друзей полно,
Но в тот момент, когда в душе темно,
Из десяти останется один,
Кто рядышком без выгодных причин,
А потому что в нём душа живёт,
Которая без слов тебя поймёт.
А остальных отшей, ведь их душа...
Не стоит, к сожалению, ни гроша.
Не трать себя на всех, а посмотри,
В ком солнце не снаружи, а внутри.
Запомни - не бывает сто друзей,
Но есть один, кто этих ста верней.

271

Александр Смирнов (гр. Смирнов и Компания)

Ангел

В небе осеннем
Прощается стая,
Ночь разорвав
На тысячи нот.
Песен так много,
Сердце, я знаю,
Только в нём нет
Ни одной про любовь.
Сколько быть может
Важных мгновений,
Шёпот дыхания,
Просто слова.
Тихие звуки
Касаний далёких
С песнею птиц
Унеслись навсегда.
Музыка счастья
В сердце вольётся
Нежными нотами
Нашей души,
Ангел с небес
Нам улыбнётся,
Нашу любовь
Спаси, сохрани.
С каждой минутой
Счастье всё ближе,
Встретившись взглядом
Просто в толпе,
Как нам с тобой
Легко разминуться
На перекрёстке
К нашей судьбе.
Но над землёй
Много тайных пророчеств,
Ангел следит,
Чтоб не сбились с пути
Встречу готовит
Двух одиночеств,
Чтобы нам вместе
По жизни идти.
Музыка счастья
В сердце вольётся
Нежными нотами
Нашей души,
Ангел с небес
Нам улыбнётся,
Нашу любовь
Спаси, сохрани.
В небе осеннем
Прощается стая,
Ночь разорвав
На тысячи нот.
Песен так много,
Сердце, я знаю,
Только мне хочется
Петь про любовь.
Сколько быть может
Важных мгновений,
Шёпот дыхания,
Просто слова.
Тихие звуки
Касаний далёких
Птицы вернутся –
Настанет весна.
Музыка счастья
В сердце вольётся
Нежными нотами
Нашей души,
Ангел с небес
Нам улыбнётся,
Нашу любовь
Спаси, сохрани.

272

Сергей Есенин

*     *     *

Я помню, любимая, помню
Сиянье твоих волос.
Не радостно и не легко мне
Покинуть тебя привёлось.

Я помню осенние ночи,
Берёзовый шорох теней,
Пусть дни тогда были короче,
Луна нам светила длинней.

Я помню, ты мне говорила:
"Пройдут голубые года,
И ты позабудешь, мой милый,
С другою меня навсегда".

Сегодня цветущая липа
Напомнила чувствам опять,
Как нежно тогда я сыпал
Цветы на кудрявую прядь.

И сердце, остыть не готовясь,
И грустно другую любя.
Как будто любимую повесть,
С другой вспоминает тебя.

1925 год

Какая ночь, Я не могу…

Какая ночь! Я не могу…
Не спится мне. Такая лунность!
Ещё как будто берегу
В душе утраченную юность.

Подруга охладевших лет,
Не называй игру любовью.
Пусть лучше этот лунный свет
Ко мне струится к изголовью.

Пусть искажённые черты
Он обрисовывает смело, —
Ведь разлюбить не сможешь ты,
Как полюбить ты не сумела.

Любить лишь можно только раз.
Вот оттого ты мне чужая,
Что липы тщетно манят нас,
В сугробы ноги погружая.

Ведь знаю я и знаешь ты,
Что в этот отсвет лунный, синий
На этих липах не цветы —
На этих липах снег да иней.

Что отлюбили мы давно,
Ты — не меня, а я — другую,
И нам обоим всё равно
Играть в любовь недорогую.

Но всё ж ласкай и обнимай
В лукавой страсти поцелуя,
Пусть сердцу вечно снится май
И та, что навсегда люблю я.

1925 год

273

Наталия Славина

Любимым мы прощаем всё...

Любимым мы прощаем всё:
Враньё и гадкие поступки,
Ночёвки неизвестно где
И холодности промежутки,
И слово грубое, и флирт
С соседкой,что была подругой,
Не обустроенный свой быт,
И что важнее пиво с другом,
И то, что нет звонков средь ночи.
И в отношеньях выше стЕны,
Предательство про между прочим,
И мимолётные измены...
Любимым мы прощаем всё
И многое не замечаем,
А нелюбимым не простим
Немытой кружки из под чая.

274

Игорь Кабаргин

Я знаю, ты дана мне Богом...

Я знаю, ты дана мне Богом!
Своею жертвенной душой
Ты отмела мои пороки
И для меня ты стала мной!

Ты научилась меня слушать
И, лишних слов не говоря,
Ты подарила мне послушность,
Ты стала для меня моя!

И мне завистников не надо,
Пусть и обласкан я судьбой,
Твоя любовь мне как награда
И для тебя я стал тобой!

Тебя люблю и ненавижу...

Тебя люблю и ненавижу
За праведность твоей души.
Тобой просвечен и пристыжен,
Что так безнравственно грешил.

Но добродетели начало,
Такой желанный духу плод,
В одной тебе лишь повстречал я
Средь множества иных забот.

За то люблю и ненавижу,
Что изменила жизнь мою...
С тобой судьбу свою предвижу,
В тебе и отповедь свою!

275

Валерий Охлупин

Что такое любовь?

Любовь? А что это такое?
Зачем о ней так много слёз?
Она - противница покоя
И покорительница грёз.
Она – мечта и сновидение,
Порой печальна или зла,
Порой вселяет вдохновение,
Порой – великие дела.
Быть может, что любовь – богиня,
Честолюбива и горда,
А может – злой судьбы рабыня,
И ей подвластна навсегда.
Мы часто слово произносим
«Любовь», а что для нас любовь?
То, что в стихах мы превозносим,
И что сжигает в сердце кровь.
А может, то, что происходит,
Всё это смысл жизни той,
Которая для нас приходит
Внезапно, бьёт больно стрелой.
Любовь – а что это такое?
Хотелось проще рассказать:
Всё то великое, святое,
Что трудно в жизни потерять.

9 августа 2008 года

Кого мы любим, или кто любит нас...

Мы любим тех, кто нас не любит,
Мы губим тех, кто в нас влюблён,
Мы ненавидим, но целуем,
Мы не стремимся, но живём.
Мы позволяем, не желая,
Мы проклинаем, но берём,
Мы говорим и забываем.
О том, что любим, вечно лжём.
Мы безразлично созерцаем,
На искры глаз не отвечаем,
Мы грубо чувствами играем
И не жалеем ни о чём.
Мечтаем быть с любимым рядом,
Но забываем лишь о том,
Что любим тех, кто нас не любит,
Что губим тех, кто в нас влюблён.

20 июня 2006 года

276

Сергей Комаров

            *       *       *

Не надо быть со мною ласковым,
Не надо нежным быть со мной,
среди невзгод и дни ненастные,
Позволь остаться мне одной...

Промчались счастья дни неверные,
Неудержимы, как вода,
И в одиночество, наверное,
Смогу вернуться без труда...

Зачем обманывать надеждами,
Зачем играть моей судьбой?
Хочу я сильной быть по-прежнему,
Хочу, как прежде, быть одной...

Промчались счастья дни неверные,
Неудержимы, как вода,
И в одиночество, наверное,
Смогу вернуться без труда...

277

Евгения Рыжикова

                 Сон

Когда устану вдруг от ноши жизненной -
Прижмусь к тебе. С теплом и нежностью.
Я знаю: ты безукоризненно
Спастись поможешь в неизбежности...

Поможешь словом или делом,
Чуть успокоишь добрым взглядом.
Я напишу в тетрадке белой:
"Как хорошо, что кто-то рядом!"

.....................................

Звонит будильник - сон умчался...
Спала я, видно, и проснулась.
...А ты ко мне не возвращался,
Рука тетрадки не коснулась...

               Про любовь...

Когда любовь совсем не греет
И руки не хотят любить,
Тогда и смысла не имеет
Звонить, просить, молить, винить...

               Что нужно женщине?

Что нужно женщине? В чём счастье?
В любви! В отсутствии ненастья
На личном женском небосклоне
В младые годы. И на склоне...

Чтоб были близкие здоровы,
Чтоб мир был в доме, а не ссоры.
Чтобы не тлел, а грел очаг,
Чтобы любили просто так...

Что нужно женщине? Тепло.
Назло судьбе и всем назло!
Чтоб продолжалось это долго,
Любовь от чувства, а не долга.

Любовь. Пусть даже вопреки.
И пусть ухабы, косяки...
И пусть тоска, и пусть тревоги...
Но не сойти на полдороги...

278

*
Павел Бронштейн

Дай мне в долг немножечко любви

Дай мне в долг немножечко любви,
Как соседка соль, коль не хватает,
Я отдам сегодня до зари,
А не то ведь счастье ускользает.
Дай мне в долг немножечко тепла,
Я верну сторицею, поверь мне,
Мой костёр, где грелся - уж дотла,
Да и сердце слабое не греет,
Времени немного одолжи,
Чтоб успел я жизнью насладиться,
Про запас его я положил,
Чтоб так быстро в нём не раствориться.

Быть в долгу я, в общем, не привык,
Знаю, многие берут, не возвращая...
Одолжите счастье, хоть на миг!
Я потом отдам, я обещаю!

Ответ на предыдущее стихотворение:

Виктория Павловская Викка

Разве можно любовь одолжить...

Разве можно любовь одолжить?
Как соседка, что соль не жалеет,
Разорвалась душевная нить,
И волшебный огонь не согреет.

Не возможно делить душ тепло,
Если сердце весною замёрзло,
След ошибок былых замело,
И судьбы приговор, слово - "поздно"!

Если б жизнь подарила сюрприз -
Все ошибки и слабости гордо простила,
Чтоб любовь, как заслуженный приз,
Маячком путеводным всем путь осветила...

Но любовь не берётся взаймы,
Не бывает разменной монетой,
И холодные дни у зимы-
Только памятью яркого лета.

Чтобы счастье поймать на лету,
Закружиться с ним нежною птицей,
Зачеркнуть прошлых дней суету -
Нужно новой любовью напиться...

Ну а жизнь принимать, как сюрприз-
Все ошибки и слабости тихо прощая,
Чтоб любовь принимать, не как приз,
А как радостный свет от чудесного Рая!

279

Ольга Гулевич

Близорукость любви

Он не любил. Она любила.
Он признавал одну лишь лесть.
Она его за всё простила.
Всю отдала себя как есть.
С ней говорил он так жестоко:
«Я дам тебе лишь жизни миг,
Нам времени дано немного.
Хочу других. К тебе привык».
Ему, смеясь, та отвечала:
«Мой милый мальчик, ты – нарцисс!»
Мне жизнь прожить с тобою мало,
Прошу, не хмурься, улыбнись».
К любви, что рядом, близоруки.
Мы ищем в небе журавля.
Когда летит синица в руки,
Мы говорим: «Оставь меня!»
Он полюбил. Она остыла.
В ней разглядел он журавля.
Но слишком поздно. Не простила.
И в небо улетела, грусть даря!

280

Анна Донская

Сон

"А в августе зацвел жасмин,
А в сентябре - шиповник.
И ты приснился мне - один
Всех бед моих виновник."

Приснилось мне, что у тебя
В гостях случайно оказалась.
У каждого- своя семья:
Пророчество моё сказалось.

Мы оба были по-стройней,
Ещё беспечны, и моложе.
Смех детский, полон дом друзей.
Не рушила покой ваш. Всё же...

Мы говорили обо всём.
Ах, юность! Радости подруга.
А мысли все мои - о нём,
Коснуться хоть на миг друг друга.

Потом я уезжала в ночь
И не могла найти дорогу.
И напролом бежала прочь
Во тьму, где чёрт сломает ногу.

И шли все мимо поезда,
И не могла определиться.
Манила с севера звезда,
А с юга - окнами столица.

И разрыдалась поутру
И не могла назвать причину.
Я буднями свой сон сотру.
Лишь чувств проклятую пучину...

............................

Все совпадения со стихотворением А. Ахматовой "Ещё об этом лете", 1962 г.,
считать неслучайно случайными. Или случайно неслучайными.

281

Анна Пингина (Щепка Поющая)

Ласточка

Ласточка, не садись на ворота -
Крылья чёрные свои поломаешь,
На моих воротах остры колья -
Сама знаю...

Милая, не летай под окошком,
Не дразни меня, и так больно
Мне б с тобою улететь пташкой
На волю...

Ласточка, смотри, костры в поле!
Не по мне ли то горят травы?
Не по мне ли то звонят колоколы
Так рвано?

Знаешь, милая, в груди тяжко...
За воротами стоят люди.
Кто там едет в свадебной упряжке?
Да нелюбый!

Я с тобою со двора в поле.
Через поле к скалам да к морю.
Над водой взлечу тебе чёрной
Сестрою.

Буду песни петь как ты звонко
Будет хвост, как твой - двойной, тонкий
Забери меня с собой чёрной,
Да живою.

Мой

Я вплету тебе
В кудри русые
Грусть-тоску мою.
Я спою тебе
Песню грустную
Про судьбу твою.
Напою тебя
Я допьяна
Полынь-травой.
Будешь связанный,
Будешь скованный,
Будешь мой.

Дом оставленный
Будет плавиться
От тоски по мне.
И не сможешь ты
Избавиться
От любви ко мне.
Оставляю я
По земле костры
Обо мне гореть.
И пойдут во все
Четыре стороны
Люди петь,
Что ты мой.

282

Татьяна Воронцова

Признать вину не всем под силу

                                                        Утром ветер принёс мне твоё имя.
                                                               Моё сердце ждёт тебя.
                                                                                                 Антонио Мачадо

Переломал любви все кости...
Спалил ей душу смертным ядом...
Теперь в меня претензий горсти...
И обвинений ливень с градом...

Признать вину не всем под силу...
Тем паче брошенному Богу...
Не проще ли сказать: "Да, было...
Но без тебя пуста дорога..."

          03.09.2017 года

Ты снишься мне всё чаще

Ты снишься мне всё чаще...
я тревожусь -
Быть может, ты в беде иль не здоров...
Мы далеки... и между нами пропасть...
А ты сегодня мне приснился вновь...

Как толковать мне этот сон, не знаю,
В котором ты обнял меня, любя...
И произнёс, печалью обжигая:
"Ты знаешь, как мне плохо без тебя..."

Я знаю!.. Ты зачем со мной играешь?..
И что мне от твоих знамений ждать?...
Коль наяву меня ты не прощаешь
За то, что не умею я прощать...

          24.09.2017 года

Ты меня стараешься забыть

Ты меня стараешься забыть...
Я пытаюсь о тебе не думать...
Трудно нелюбимую любить...
Тяжелей, чем одинокий сумрак...

Каждый день в чужих глазах искать
Свет родной, заветную улыбку...
Лгать другим и втайне убегать,
Открывая в прошлое калитку...

Ты меня стараешься простить...
Я прощать, наверно, не умею...
Трудно нелюбимую любить...
Но видать, любимую труднее...

          21.09.2017 года

Не надо ни о чьей любви судить

Не надо ни о чьей любви судить...
Любовь бывает всякой, как и счастье...
Любовь имеет свойство уходить,
Любовь имеет свойство возвращаться...

То гордая окажется рабой...
То жертвенная станет эгоисткой...
Когда любовь восходит над судьбой,
С ней очень не легко договориться...

Захочется простить - и не простишь...
Захочется прогнать - зовёшь обратно...
И будешь слёзы лить в ночную тишь,
И понимать - любовь сильней стократно...

И мы не в силах что-то изменить,
Когда любовью управляют боги...
Не надо ни о чьей любви судить -
У каждого свои  пути-дороги...

          16.08.2017 года

283

Николай Правдик

*     *     *     *     *

Любовь нас выбирает , как захочет...
И кто-то не уснёт сегодня ночью...
А кто-то, отвернувшись друг от друга,
Подумает, что жизнь - сплошная скука...

Кому-то трудно быть любимым, не любя...
А кто-то жаждет, хоть глоток любви в пустыне,
Любовь играет... Душами шутя....
Но без неё, мы были бы пустыми....

Любовь нас... поражает и зовёт...
Играет нами...безрассудно и жестоко...
Порой - погубит, а затем - спасёт...
Напоит Душу... Даст ударом тока....

Как в лотерее.. стрелы у Любви...
Летят вслепую, поражая цели...
И тут уж, как придётся, "Се ля ви!"...
Не спросят вас: "Влюбиться бы хотели ?" ...

24 сентября 2017 года

*     *     *     *     *

Мужчины тоже умеют плакать
И боль на части их сердце рвёт.
Им тоже приходится больно падать,
Прервав любви окрылённый полёт.

Им тоже порой не хватает внимания,
Заботы, нежности, просто тепла.
В сердцах их тоже ютятся страдания
И не дают им заснуть до утра.

Проблемы мужчин гораздо сложнее -
Им нужно поддержкой быть, верным плечом,
Им нужно быть старше, сильнее, мудрее,
Семью обеспечить, построить свой дом.

А сердце – не камень, легко его ранить,
Но они не покажут никому свою боль.
Пытаясь шрамы на сердце загладить,
Топя их в ненужный совсем алкоголь.

Мужчины любить безгранично умеют,
Умеют прощать и не помнить обид.
И если мужчина Вас любит, лелеет -
Учитесь слышать о чём он молчит ....

18 сентября 2017 года

284

Дмитрий Ахременко

               Ты приходи

Ты только приходи в мой сон глубокий,
Когда вокруг холодные дожди,
Когда душа шептать устала строки,
Прошу тебя, ты только приходи.

Ты только приходи, ещё не поздно,
Ещё сердца звучат одной струной,
Ты приходи прекрасной ночью звёздной
И оставайся навсегда со мной.

Ты приходи, открой смелее двери
Моей души, что встречи так ждала
И нежностью, что словом не измерить
Вдруг зазвучат Любви колокола.

Ты приходи, прошу тебя, родная,
В мой дивный мир, что добротой согрет,
В нём сны летят, как будто божьи стаи
И знаю я, что их прекрасней нет.

Ты приходи, мой Ангел драгоценный,
Впорхни голубкой в мир Любви моей,
Почувствуй ты как кровь бежит по венам,
И голос сердца слышать ты сумей.

Ты приходи, пусть поздно или рано,
Тебе я рад, мой лучик в час зари,
Мой человек Любимый и Желанный,
Ты двери в чувства смело отвори.

Ты приходи, тебя я жду, как прежде,
Что лучшее мы встретим впереди,
Пока жива в душе моей Надежда,
Прошу тебя, ко мне ты приходи.

                  2012 год

285

Людмила Авдеева

Не говорите мне о нём

" Не говорите мне о нём",-
Слова печального романса
Как будто обожгли огнём
В медлительности лёгкой танца.


В какой судьбе, в какой стране,
Когда всё это было с нами,
Мы не могли заснуть ночами,
Иль это только снится мне?


Скатилась горькая слеза,
А за окном опять ненастье.
Но боже! Сколько было счастья
В его восторженных глазах!


В объятьях нежных растворялись,
Вмиг забывали обо всём.
И было счастье: мы вдвоём!
Слова от нежности терялись.


"Не говорите мне о нём!"

Но нет его. Унёс давно
Всё то, что сердцу было мило,
И не узнал он лишь одно:
Его за боль свою простила.


Боюсь, что снова мне приснится
Среди ненужной суеты,
Как я смотрю в чужие лица,
Ищу любимые черты.


"Не говорите мне о нём"...
И голос ласковый и нежный
Лишил покоя и надежды:
"Всё в прошлом, прошлое всё в нём"...

              2005 год

286

*         
           Совершенно случайно посмотрела интересный  и очень актуальный сериал "НЕ любовь"  https://www.youtube.com/watch?v=U6BOJ3j-TKI ,  в нём звучит прекрасная музыка, я уверена, она не оставит людей равнодушными, конечно тех, которые могут тонко чувствовать и сопереживать. Автор двух песен Юрий Высоцкий, которого не стало в июле 2016 года, после того, как работа над сериалом была уже завершена. На сайте Стихи. ру.  Юрий публиковал свои произведения под псевдонимом Лорд Орион, если кого-то заинтересует, я выкладываю адрес: http://www.stihi.ru/avtor/lordorion .

Лорд Орион

Романс

Где взять мне свет такой звезды,
Чтоб мог тебя сравнить я с ней,
Когда все звёзды меркнут пред тобой.

Где мне искать свои следы
На этом множестве путей,
Чтоб привели к тебе, к тебе одной.

                           Немые слёзы в глазах осенних
                     И где-то тихо стонет боль,
                     Сюжет избитый, без сомненья,
                     Но я играю эту роль!
                     Приходит ночь, как избавленье
                     С собою принося мечты,
                     В которых так прекрасна ты,
                     Прекрасна ты…

Как мне сломать твердыню стен,
Что разделяют равнодушно,
Как будто мы игрушки для судьбы.

Как глаз твоих мне дорог  плен,
Все эти стены я разрушу
И сладкой словно грёзы станет быль.

                           Немые слёзы в глазах осенних
                     И где-то тихо стонет боль,
                     Сюжет избитый, без сомненья,
                     Но я играю эту роль!
                     Приходит ночь, как избавленье
                     С собою принося мечты,
                     В которых так прекрасна ты,
                     Прекрасна ты…

                     
                           Но не ищу во снах забвенья
                     Пока я жив, дышу мечтой
                     И путь нелёгок, без сомненья,
                     Но я иду к тебе одной.
                     И лишь свечи моей свеченье
                     Из полуночной темноты
                     Напомнит, как прекрасна ты,
                     Прекрасна ты…

                              22.10.2011г.  03:07

https://www.youtube.com/watch?v=_T9Q-jN-v3g    Исполняет Сергей Атанов

287

Лорд Орион

Прощай

Прощай!
Это тихое слово "прощай"...
Это значит - поставить печать
На всём, что могло спасти.

Прощай!
Это значит - больше не ждать,
Навсегда разучиться писать,
Просто дверь открыть и уйти...

         Это значит - навсегда
       По ночам лишиться сна,
       Целовать портрет и знать,
       Что не придёшь.
       Это белая метель
       И холодная постель,
       Видно кто-то так хотел,
       Так что ж...
       Прощай!

Прощай!
Это значит - пить по ночам
В одиночку остывший чай
И сжимать в кулак ладонь.

Прощай!
Это значит - опять жечь стихи
У чужой каминной доски
И бросать душу в огонь!

Прощай!
Это значит - всё принять
И от любви умирать,
Значит боль теперь навсегда!

Прощай!
Значит больше не будет тепла
Твоих чистых волшебных глаз.
И зима не уйдёт никогда.

        29.04.2008 г. 05:32

https://www.youtube.com/watch?v=8GUoHP7vVdc     Исполняет автор - Юрий Высоцкий

288

*
          Сегодня услышала это стихотворение в телерекламе и мне стало так обидно; я считаю, что нельзя так бессовестно использовать слова, которые подразумевают совсем другой смысл, а ни тот, что пытаются нам навязывать с экранов нечистоплотные люди...
           Надеюсь, что это стихотворение не оставит многих людей равнодушными и они правильно поймут настоящий смысл сказанного автором.

Евгений Евтушенко

Не надо бояться

Не надо бояться густого тумана,
Не надо бояться пустого кармана.
Не надо бояться ни горных потоков,
ни топей болотных, ни грязных подонков!
Не надо бояться тяжёлой задачи,
а надо бояться дешёвой удачи.
Не надо бояться быть честным и битым,
а надо бояться быть лживым и сытым!
Умейте всем страхам в лицо рассмеяться, -
лишь собственной трусости надо бояться!

1978 год

289

Ирина Самарина-Лабиринт

Не всякий мудр...

Нет мудрости прекраснее, чем та –
Когда чужая хрупкая мечта
Не рушится от жёстких слов твоих.
Меняй себя… Прими, как есть, других!

Ты раздаёшь советы здесь и там,
Но истину, увы, не знаешь сам.
Лишь Богу суждено её познать…
Так стоит ли других людей менять?

Раз переделать хочешь дураков,
То, значит, сам ты стать таким готов.
И мудрость не подружится с тобой,
Ведь ей необходим души покой.

Не гнев рождает истину, не спор,
А тихий, добрый, тёплый разговор.
Желание друг другу уступать –
Вот это то, что людям нужно дать…

И если видишь слабых – окрыляй!
Им руку протяни, надежду дай…
Не нужно с умным видом повторять:
«Не пробуй, не сумеешь ты летать!»

Ты хочешь побеждать? Победа в том,
Чтоб не оставить радость на потом…
И дать другим прожить, как нужно им.
Ведь твой совет не всем необходим…

Кому-то просто нужно, чтоб обнял,
И выслушал, и за руку держал.
Чтоб не «за что», а просто так любил…
Не всякий мудр, кто седину носил.

Учиться тяжелей, чем поучать…
И проще нагрубить, чем промолчать…
Чтоб мудрым быть – не нужно век прожить,
Достаточно с душой своей дружить…

26.08.2017 года

290

Анна Верлин

Я попалась как рыбка...

Я попалась как рыбка,
Я запуталась в этой сети.
Совершаю ошибку.
Как себя в этом море спасти?

Тридцать попыток забыть одного,
Время не лечит. Где же ты, где?
Тридцать свиданий, но ни одного...
Я не принцесса и ты не на белом коне

Накопилась усталость,
Так хотела быть на высоте.
Не оправдана жалость,
Поменяла пароли к себе.

291

Сола Монова

Я... его

Я люблю его.
Снова осень.
Я люблю его.
Рыжий снег.
Я люблю его.
Кто-то спросит.
«Я люблю его», -
Весь ответ.

Я ищу его.
Вечер стынет.
Я ищу его.
Лестниц тьма.
Я ищу его.
Вздох нахлынет.
Я ищу его.
Я одна.

Я хочу его.
Мягкий бархат.
Я хочу его.
Лёгкий сон.
Я хочу его.
Врут всё карты.
Я хочу его.
Ну а он?

Я люблю его.
Слишком поздно.
Я люблю его.
Чёрный мех.
Я люблю его.
Гаснут звёзды.
Я люблю его…
К чёрту всех!!!

1997 год

Ты не тот

Ты не тот, кто мне сейчас так нужен,
Ты не тот.

Город мой в который раз простужен,
Всё пройдёт.

Говорят, что всю неделю дождик,
Будет лить.

Развести руками тучи можно.
Надо ли?

Принесу из светлой церкви ладан
в тёмный дом.

Поначалу всё легко и складно,
А потом?

Кто-то должен быть сильней и выше.
Это я.

И роняют золото на крыши
Тополя.

О тебе последняя из строчек,
Как кинжал.

Я любила только оболочку,
Очень жаль!

1997 год

Маленький ангел

Весеннее солнце лучами косыми
Песку придаёт изумительный вид.
В песочнице - мама, два маленьких сына
И маленький ангел от первой любви.

Он был неожиданным и нереальным,
И все были против, и все были за.
И докторша сделала всё идеально,
Но так не хотелось глядеть ей в глаза.

А после - расстались, и встретила мужа,
И стало легко, и забылась вина.
И хочется, чтобы понравился ужин,
И хочется лишнего не вспоминать.

Смешные куличики делают дети,
И мама поделками очень горда
И думает: будь Он - не стало бы этих...
Он маленький ангел. Он всех оправдал.

03.02.2017 года

292

Зинаида Гиппиус

Бессилье

Смотрю на море жадными очами,
К земле прикованный, на берегу...
Стою над пропастью — над небесами —
И улететь к лазури не могу.

Не ведаю, восстать иль покориться,
Нет смелости ни умереть, на жить...
Мне близок Бог — но не могу молиться,
Хочу любви и не могу любить.

Я к солнцу, к солнцу руки простираю
И вижу полог бледных облаков...
Мне кажется, что истину я знаю —
И только для нее не знаю слов.

        1894 год

Любовь одна

Единый раз вскипает пеной
И рассыпается волна.
Не может сердце жить изменой,
Измены нет: любовь - одна.

Мы негодуем, иль играем,
Иль лжём - но в сердце тишина.
Мы никогда не изменяем:
Душа одна - любовь одна.

Однообразно и пустынно,
Однообразием сильна,
Проходит жизнь... И в жизни длинной
Любовь одна, всегда одна.

Лишь в неизменном - бесконечность,
Лишь в постоянном - глубина.
И дальше путь, и ближе вечность,
И всё ясней: любовь одна.

Любви мы платим нашей кровью,
Но верная душа - верна,
И любим мы одной любовью...
Любовь одна, как смерть одна.

       1896 год

Нелюбовь

3. В[енгеровой]
 
Как ветер мокрый, ты бьёшься в ставни,
Как ветер чёрный, поёшь: ты мой!
Я древний хаос, я друг твой давний,
Твой друг единый, – открой, открой!

 

Держу я ставни, открыть не смею,
Держусь за ставни и страх таю.
Храню, лелею, храню, жалею
Мой луч последний – любовь мою.

 

Смеётся хаос, зовёт безокий:
Умрёшь в оковах, – порви, порви!
Ты знаешь счастье, ты одинокий,
В свободе счастье – и в Нелюбви.

 
Охладевая, творю молитву,
Любви молитву едва творю...
Слабеют руки, кончаю битву,
Слабеют руки... Я отворю!

 
1907 год

Закат

Освещена последняя сосна.
Под нею тёмный кряж пушится.
Сейчас погаснет и она.
День конченый - не повторится.

День кончился. Что было в нём?
Не знаю, пролетел, как птица.
Он был обыкновенным днём,
А всё-таки - не повторится.

Июль-август 1928 года

293

Оленька Лазарева

Ноктюрн чарующего лета...

Заплутала душа в лабиринтах волшебного лета,
Пересмешник-июль на любовь нам настроил рояль.
Я в прозрачный халатик из слов твоих нежных одета,
В ожидании ласк, звёздной ночи накину вуаль.

По глотку соберу все бемоли из слёз не пролитых,
Не озвученных нот, расплескавшихся песен чужих.
Растворяясь в судьбе, как в безумии чувств позабытых,
В грешный плен твоих губ я поверю, как в рай для двоих.

Доверяю себя, всем безумным страстям доверяю!
Обжигая дыханьем, обветренность мыслей ловлю.
Упиваясь тобой, каждый миг в небеса отправляю
Партитуру желаний с единственным словом «люблю»...

Не дописан ноктюрн на краю уходящего лета,
Обнажая рассвет, с неба сорвана ночи вуаль...
Волшебством твоих бережных рук я отныне согрета,
Отпустив в пустоту, тишиной отзвучавшей, печаль...

27 августа 2012 года

Ванька Жук

Допишу за тебя я ноктюрн невозможных желаний,
Дверцу клетки открою и выпущу семь лёгких нот,
Пусть парят в небесах, охраняя тебя от терзаний
И спасают всегда от любовных пустот и длиннот.

Уходящее лето уносит с собою печали,
Синий зонтик раскрыв, чтоб укрыть от беспечных дождей.
На качелях любви мы с тобою когда-то качались,
А сегодня бредём в золотистой прохладе аллей.

Так хочу уберечь я тебя от осенних сомнений,
Не позволить, чтоб снова катилась слеза, как звезда.
Упаси тебя Бог от греховных, мирских искушений,
Ты нужна мне сейчас, как в жару ледяная вода.

Новый августа день улыбается нам беспричинно,
Может, хочет согреть на прощанье, что вскоре грядёт.
Мы в кафешку зайдём, закажу я тебе капучино...
Только, с губ твоих кто его белую пенку слизнёт?

Оленька Лазарева

Время года - Любовь...

Так восторженно светел  и тих наш придуманный мир –
На полях старой книги – простой карандашный набросок.
Предсказаний и грешности судеб скупой отголосок,
В витражах сновидений  – двух жизней нечёткий пунктир.

Все волшебные сказки уснули в ладонях зимы,
Нам оставив на откуп цветущую нежность апреля,
Заблудившийся ливень в пустынных вечерних аллеях
И сандаловый запах в ночи, оберегом от тьмы.

Время года – Любовь... Мера счастья – созвучие тел...
И крылатостью душ расшнуровано звёздное небо!
Сто не сыгранных нот в партитуре с названием «Небыль»,
Сто не хоженых троп, безрассудства незримый предел.

Удиви меня правдой... Поверить позволь в миражи
И потерянный смысл отыскать в обещаниях главных.
Я мечтаю давно разговаривать с Бездной на равных...

Время года – Любовь...
На задворках усталой души...

19 апреля 2017 года

294

Васина Галина 3

Заплутала душа

Заплутала душа,заплутала
И ночами мне спать не даёт
Ищет то,что давно потеряла
И в далёкую юность зовёт.

Где сирень ароматом дурманит
И где липа у речки цветёт,
Всё туда заплутавшая манит,
На скамейку под липой зовёт.

Муравой заросла та тропинка,
Что из юности в жизнь увела
Под окном подрастала рябинка
И на травах блестела роса.

Жизнь листает страницы так быстро
Незаметно промчались года
На висках седина серебрится,
Только в юность зовёт всё душа.

29.04.2016 года

295

Глеб Горбовский

Берегите Москву!

Ночь морозная. Иней укутал траву.
Пыль веков на державном граните.
Заклинаю в ночи: берегите Москву!
Храм истории нашей храните.

Долговязые краны над старой Москвой.
На холмах что ни день, то обнова.
Берегите Москву, каждый камень живой,
каждый выступ лица дорогого.

Я давно уже истиной этой живу.
И какая б над миром ни шлялась погода,
я друзьям говорю:»Берегите Москву.
Это главная наша забота.»

За грядою домов начинает светать.
Белый пар над прохожими вьётся…
Берегите Москву. Ей стоять и стоять.
Мы проходим… Она — остаётся.

1980 год

Ты полюбишь меня...

Ты полюбишь меня.
Это будет в дожди;
ленинградский асфальт
отразит фонари
и тебя
с пустяковым значком на груди.
Это будет не раз, и не два,
и не три...
Ты полюбишь меня
и разлюбишь меня.
Ленинградский асфальт
будет таять в жару.
Что-то нужно любить...
Свечка просит огня,
белый парус живёт
исключительно -
на ветру!

1960 год

К осени

Снег - да листья жёлтые.
В небе - крик ветвей.
По дороге шёл я,
по дороге к ней...
Медленный, как дерево,
тихий, как старик.
В двух шагах растерянный
воробей возник.
Перемешан с листьями
снег,
и всё - плотней.
...Шёл я, словно к пристани,
к осени моей.

1966 год

* * * * *

Родную землю и камень любит,
пичужка, кошка и лютый зверь —
весной, по молодости, и в холод лютый…
А я люблю её — и теперь.

Теперь, когда на плечах мозоли
от лямки жизни… Когда испуг
во встречных взглядах. И столько боли,
и свищут пули, хоть мир вокруг.

Когда мертвеют заводы, пашни,
в чужие страны — исход и бег…

…В родную землю — и лечь не страшно.
Страшней — утратить её навек.

1998 год

Любителям России

Как бы мы ни теребили
слово «Русь» – посредством рта –
мы России не любили.
Лишь жалели иногда.

Русский дух, как будто чадо,
нянчили в себе, греша,
забывая, что мельчала
в нас – Вселенская душа.

...Плачут реки, стонут пашни,
камни храмов вопиют.
И слепую совесть нашу
хамы под руки ведут.

Если б мы и впрямь любили, –
на святых холмах Москвы
не росло бы столько пыли,
столько всякой трын-травы.

Если б мы на небо косо
не смотрели столько лет, –
не дошло бы до вопроса:
быть России или – нет?

В ней одно нельзя осилить:
божье, звёздное, «ничьё» –
ни любителям России,
ни губителям её!

1988 год

Начать сначала

Пускай нас укачало
на волнах бытия, —
давай начнём сначала, —
сказал сердечку я.

Сердечко улыбнулось,
чечёточку сдробя.
Тоску с сердечка сдуло,
как листья с октября!

Страсть обернулась ложью,
урчаньем в животе.
Начать с начала можно,
да мускулы не те…

Начать с нуля, отчалить
с отвагой на лице…
Но гром хорошо вначале,
а тишина… в конце.

2 ноября 2006 года

О русском языке

Наш язык, средой ужаленный,
огрубел и возопил.
Слог торжественный, державинский
место - сленгу уступил.

Наш язык, певучий, вкрадчивый,
с азиатской буквой "Ы" -
то сверкнёт мечтой утраченной,
то расслабится, увы.

Наш язык, могучий некогда,
как бы лишнего хватил.
...Но - очнулся. Дальше некуда.
И, как прежде - грел, светил!

11 сентября 2007 год

296

Глеб Горбовский

Недаром я родился в октябре...

Недаром я родился в октябре,
в такое удивительное время.
...Лил дождь
и был крупней при фонаре,
что в уличную вписывался темень.
Беременные ехали рожать.
И в завываньи осени
и Тела —
родился я...
И сразу же — бежать
из тьмы на свет,
до нового предела.

И вот опять —
октябрь надо мной.
Деревья —
так же заспаны и цепки.
И женщина,
набухшая весной, —
чуть впереди...
И я — в промокшей кепке.

1967 год

Ещё бы раз влюбиться до удушья...

Ещё бы раз влюбиться до удушья,
до взрыва сердца. И окостенеть.
Душа пуста, как высохшая лужа.
Не лезет в рот изысканная снедь:
ни рябчики, ни пенье менестрелей…
Ещё бы раз — щемящий лёт крыла!
Чтоб от восторга перья обгорели,
чтоб с тела кожа старая сползла.
А если нет… Тогда надеть галоши,
Найти в саду холодную скамью…
Какой мечтой, какою сладкой ложью
сманили годы молодость мою?

1967 год

Какой заморыш этот гитарист...

Какой заморыш
этот гитарист,
но как рокочет,
как перебирает.
Как переходит с ощупи на риск
и — вдребезги!
И нет, не умирает.
Отдышится, и снова:
ах ты, ах…
И прядь на голове его
как птица.
И зрители терзаются впотьмах,
на время разучившись
шевелиться.
Шаляпину играл ещё…
И то: его гитаре
больше ста годочков.
Хотел было
подать ему пальто,
ан — нет! Не разрешает.
Сам. И точка.
И снежною Москвою с ним вдвоём
в гостиницу,
что в здании высоком…
А было так, что Блок ему: споём!
И пели с Блоком.
Всё равно что с Богом.

1970 год

Загадочная русская душа…

«Загадочная русская душа…»
Какая чушь!
Она открыта - настежь
и для веселья,
и для мятежа,
и для молчанья гордого в ненастье.

На Западе гадалки, морща лоб,
как будто нет занятия полезней,
затаскивают душу в гороскоп…
А русская душа - туда не лезет!

Видать, сердечный этот аппарат
чуть посложней досужего расчёта…
«Загадочность души…»
Какого чёрта
рядить её в затрёпанный наряд!

Её удел - гореть, не остывая!
О русская душа!
Душа - живая…

1971 год

Пей сейчас густую мудрость...

Пей сейчас
густую мудрость книг.
Слушай птиц,
их пение и крик.
Запах звёзд небесных
услови.
Тронь рукой сияние любви.
Ухвати безумие
за хвост!
Но — сегодня!
Завтра — не до звёзд.

Лишь сегодня радуйся и верь!
Барабань в любую
душу-дверь.
Выключай сегодня в сердце зло.
Бей сегодня
хищника в мурло!
Выноси сейчас
себя на суд.
Никакие «завтра»
не спасут.

1971 год

«ТИ-ВИ»

— Мы вашу жизнь перелицуем,
отравим хлеб, спалим уют!
…А в телевизоре — танцуют,
а в телевизоре — поют!
— Пускай поплачут ваши Машки,
пускай увидят страшный сон!
…А в телевизоре — Юдашкин,
А в телевизоре — Кобзон.
Твоя малышка — кашке рада,
Жена — бледней день ото дня…
…А в телевизоре — неправда.
А в телевизоре — брехня.
Звенит коса в рассвете синем,
гудят над пашней провода…
А в телевизоре — Россия
и не гостила никогда!..

2000 год

* * * * *

В Кремле, как прежде, сатана,
в газетах – байки или басни.
Какая страшная страна,
хотя – и нет её прекрасней…

Как чёрный снег, вокруг Кремля
витают господа удачи.
Какая нищая земля,
хотя – и нет её богаче…

Являли ад, сулили рай,
плевались за её порогом…
Как безнадёжен этот край,
хотя – и не оставлен Богом!..

1999 год

Ты рождена ночною птицей...

Ты рождена ночною птицей -
глазастой,
храброй,
смуглолицей.
Над лесом каменных строений
зигзаг твоих
возникновений.
Ты рождена ночною рыбой.
На дне.
Под сумрачною глыбой.
Ты в море пляшешь полосою,
как сталь,
как лезвие косое.
Ты рождена от света - светом,
от тьмы - таинственным предметом.
Поэтом - от вселенских мук.
Ты - луч.
Всё остальное - круг.

Стихи без даты

297

Леонид Филатов

Спасибо

В наш трудный, но всё-таки праведный век,
Отмеченный потом и кровью,
Не хлебом единым ты жив, человек, -
Ты жив, человек, и любовью.
Не злись, что пришла - оттеснила дела,
Не злись, что пришла - не спросила, -
Скажи ей спасибо за то, что пришла, -
Скажи ей за это спасибо!..
Когда удаётся одерживать верх
Тебе над бедою любою, -
Не волей единой ты жив, человек, -
Ты жив, человек, и любовью.
Не хнычь, что была, мол, строптива и зла,
Не хнычь, что была, мол, спесива, -
Скажи ей спасибо за то, что была, -
Скажи ей за это спасибо!..

1979 год

Наташа плюс Серёжа

Тревожно и серьёзно
Я вывел на снегу:
«Наташа + Серёжа»,
А дальше не могу.

И в этом я, ребята,
Ничуть не виноват.
Сейчас уйду с Арбата
И выйду на Арбат.

Насколько это можно,
Прошу принять всерьёз:
Наташа плюс Серёжа
Равняется — вопрос.

Она не виновата
И я не виноват.
Плывёт как экскалатор
Сиреневый Арбат.

От двоек и нотаций,
И материнских слёз
Серёжа плюс Наташа —
Пока ещё вопрос.

И всей Москве не спится,
Она у нас в долгу,
Покуда не решится
Проблема на снегу.

А в ней тревога та же
И тот же в ней серьёз:
Серёжа плюс Наташа
Равняется — вопрос.

1966 год

Первый снег

Ещё вчера, — как снимок дилетанта, —
Осенний день расплывчат был и слеп,
А нынче скрупулёзно и детально
Его дорисовал внезапный снег.

Ещё вчера проступки цвета сажи
И прегрешений серые мазки
Казались органичными в пейзаже
Чумазой и расхристанной Москвы.

А нынче смотрим в окна с изумленьем —
Весь мир присыпан белым на вершок!…
И кажется чернейшим преступленьем
Вчерашний незатейливый грешок.

Белым-бело!.. И в этом белом гимне
Приходит к нам, болезненно остра,
Необходимость тут же стать другими,
Уже совсем не теми, что вчера.

Как будто Бог, устав от наших каверз,
От слёз и драк, от кляуз и нытья, —
Возвёл отныне снег, крахмал и кафель
В разряд святых условий бытия.

И кончились бои, и дрязги стихли,
И тишина везде вошла в закон
Как результат большой воскресной стирки
Одежд, религий, судеб и знамён…

1975 год

Двор

Вечером мой двор угрюмо глух,
Смех и гомон здесь довольно редки, —
Тайное правительство старух
Заседает в сумрачной беседке.

Он запуган, этот бедный двор,
Щёлк замка — и тот, как щёлк затвора.
Кто знавал старушечий террор,
Согласится, — нет страшней террора.

Пропади ты, чёртова дыра,
Царство кляуз, плесени и дуста!..
Но и в мрачной пропасти двора
Вспыхивают искры вольнодумства.

Якобинским флагом поутру
Возле той же старенькой беседки
Рвутся из прищепок на ветру.
Трусики молоденькой соседки!..

1974 год

Суета сует

Всё куда-то я бегу
Бестолково и бессрочно,
У кого-то я в долгу,
У кого - не помню точно.
Всё труднее я дышу -
Но дышу, не умираю.
Всё к кому-то я спешу,
А к кому - и сам не знаю.
Ничего, что я один,
Ничего, что я напился,
Где-то я необходим,
Только адрес позабылся.
Ничего, что я сопя
Мчусь по замкнутому кругу -
Я придумал для себя,
Что спешу к больному другу.
Опрокинуться в стогу,
Увидать Кассиопею -
Вероятно, не смогу,
Вероятно, не успею...

1982 год

* * * *  *  *  *

Последнее стихотворение Леонида Филатова

Тот клятый год уж много длился лет.
Я иногда сползал с больничной койки —
сгребал свои обломки и осколки
и свой реконструировал скелет.

И крал себя у чутких медсестёр,
ноздрями чуя острый запах воли,
я убегал к двухлетней внучке Оле
туда, на жизнью пахнущий простор.

Мы с Олей отправлялись в детский парк,
садились на любимые качели,
глушили сок, мороженое ели,
глазели на гуляющих собак.

Аттракционов было пруд пруди,
но день сгорал и солнце остывало.
И Оля уставала, отставала
и тихо ныла: деда, погоди.

Оставив день воскресный позади,
я возвращался в стен больничных голость,
но и в палате слышал Олин голос:
дай руку, деда, деда, погоди…

И я годил, годил сколь было сил,
а на соседних койках не годили,
хирели, сохли, чахли, уходили,
никто их погодить не попросил.

Когда я чую жжение в груди,
то вижу, как с другого края поля
ко мне несётся маленькая Оля
с истошным криком: «дедааа! погодии…»

И я гожу, я всё ещё гожу
и, кажется, стерплю любую муку,
пока ещё ту крохотную руку
в измученной руке своей держу.

2001?год

298

Белла Ахмадулина

Дождь в лицо и ключицы...

Дождь в лицо и ключицы,
и над мачтами гром.
Ты со мной приключился,
словно шторм с кораблём.

То ли будет, другое...
Я и знать не хочу -
разобьюсь ли о горе,
или в счастье влечу.

Мне и страшно, и весело,
как тому кораблю...

Не жалею, что встретила.
Не боюсь, что люблю.

1955 год

Снегурочка

Что так Снегурочку тянуло
к тому высокому огню?
Уж лучше б в речке утонула,
попала под ноги коню.

Но голубым своим подолом
вспорхнула - ноженьки видны -
и нет её. Она подобна
глотку оттаявшей воды.

Как чисто с воздухом смешалась,
и кончилась её пора.
Играть с огнём - вот наша шалость
вот наша древняя игра.

Нас цвет оранжевый так тянет,
так нам проходу не даёт.
Ему поддавшись, тело тает
и телом быть перестаёт.

Но пуще мы огонь раскурим
и вовлечём его в игру,
и снова мы собой рискуем
и доверяемся костру.

Вот наш удел ещё невидим,
в дыму ещё неразличим.
То ль из него живыми выйдем,
то ль навсегда сольёмся с ним.

1958 год

 
День поэзии…

Какой безумец празднество затеял
и щедро Днём поэзии нарёк?
По той дороге, где мой след затерян,
стекается на празднество народ.

О славный день, твои гуляки буйны.
И на себя их смелость не беру.
Ты для меня - торжественные будни.
Не пировать мне на твоём пиру.

А в публике — доверье и смущенье.
Как добрая душа её проста.
Великого и малого смешенье
не различает эта доброта.

Пока дурачит слух её невежда,
пока никто не видит в этом зла,
мне остаётся смутная надежда,
что праздники случаются не зря.

Не зря слова поэтов осеняют,
не зря, когда звучат их голоса,
у мальчиков и девочек сияют
восторгом и неведеньем глаза.

Прощание

А напоследок я скажу:
прощай, любить не обязуйся.
С ума схожу. Иль восхожу
к высокой степени безумства.

Как ты любил? - ты пригубил
погибели. Не в этом дело.
Как ты любил? - ты погубил,
но погубил так неумело.

Жестокость промаха... О, нет
тебе прощенья. Живо тело
и бродит, видит белый свет,
но тело моё опустело.

Работу малую висок
ещё вершит. Но пали руки,
и стайкою, наискосок,
уходят запахи и звуки.

1960 год

Взойти на сцену

Пришла и говорю: как нынешнему снегу
легко лететь с небес в угоду февралю,
так мне в угоду вам легко взойти на сцену.
Не верьте мне, когда я это говорю.

О, мне не привыкать, мне не впервой, не внове
взять в кожу, как ожог, вниманье ваших глаз.
Мой голос, словно снег, вам упадает в ноги,
и он умрёт, как снег, и превратится в грязь.

Неможется! Нет сил! Я отвергаю участь
явиться на помост с больничной простыни.
Какой мороз во лбу! Какой в лопатках ужас!
О, кто-нибудь, приди и время растяни!

По грани роковой, по острию каната -
плясунья, так пляши, пока не сорвалась.
Я знаю, что умру, но я очнусь, как надо.
Так было всякий раз. Так будет в этот раз.

Исчерпана до дна пытливыми глазами,
на сведенье ушей я трачу жизнь свою.
Но тот, кто мной любим, всегда спокоен в зале.
Себя не сохраню, его не посрамлю.

Когда же я очнусь от суетного риска
неведомо зачем сводить себя на нет,
но скажет кто-нибудь: она была артистка,
и скажет кто-нибудь: она была поэт.

Измучена гортань кровотеченьем речи,
но весел мой прыжок из темноты кулис.
В одно лицо людей, всё явственней и резче,
сливаются черты прекрасных ваших лиц.

Я обращу в поклон нерасторопность жеста.
Нисколько мне не жаль ни слов, ни мук моих.
Достанет ли их вам для малого блаженства?
Не навсегда прошу - но лишь на миг, на миг.

1973 год

299

Давид Самойлов

Болдинская осень

Везде холера, всюду карантины,
И отпущенья вскорости не жди.
А перед ним пространные картины
И в скудных окнах долгие дожди.

Но почему-то сны его воздушны,
И словно в детстве — бормотанье, вздор.
И почему-то рифмы простодушны,
И мысль ему любая не в укор.

Какая мудрость в каждом сочлененье
Согласной с гласной! Есть ли в том корысть!
И кто придумал это сочиненье!
Какая это радость — перья грызть!

Быть, хоть ненадолго, с собой в согласье
И поражаться своему уму!
Кому б прочесть — Анисье иль Настасье?
Ей-богу, Пушкин, всё равно кому!

И за полночь пиши, и спи за полдень,
И будь счастлив, и бормочи во сне!
Благодаренье Богу — ты свободен —
В России, в Болдине, в карантине…

1961 год

Хочется мирного мира

Хочется мирного мира
И счастливого счастья,
Чтобы ничто не томило,
Чтобы грустилось не часто.

Хочется синего неба
И зелёного леса,
Хочется белого снега,
Яркого жёлтого лета.

Хочется, чтоб отвечало
Всё своему назначенью:
Чтоб начиналось с начала,
Вовремя шло к завершенью.

Хочется шуток и смеха
Где-нибудь в шумном скопище.
Хочется и успеха,
Но на хорошем поприще.

1961 год

Давай поедем в город...

Давай поедем в город,
Где мы с тобой бывали.
Года, как чемоданы,
Оставим на вокзале.

Года пускай хранятся,
А нам храниться поздно.
Нам будет чуть печально,
Но бодро и морозно.

Уже дозрела осень
До синего налива.
Дым, облако и птица
Летят неторопливо.

Ждут снега, листопады
Недавно отшуршали.
Огромно и просторно
В осеннем полушарье.

И всё, что было зыбко,
Растрёпанно и розно,
Мороз скрепил слюною,
Как ласточкины гнёзда.

И вот ноябрь на свете,
Огромный, просветлённый.
И кажется, что город
Стоит не населённый, —

Так много сверху неба,
Садов и гнёзд вороньих,
Что и не замечаешь
Людей, как посторонних...

О, как я поздно понял,
Зачем я существую,
Зачем гоняет сердце
По жилам кровь живую,

И что, порой, напрасно
Давал страстям улечься,
И что нельзя беречься,
И что нельзя беречься...

1963 год

Апрельский лес

Давайте каждый день приумножать богатство
Апрельской тишины в безлиственном лесу.
Не надо торопить. Не надо домогаться,
Чтоб отроческий лес скорей отёр слезу.

Ведь нынче та пора, редчайший час сезона,
Когда и время - вспять и будет молодеть,
Когда всего шальней растрёпанная крона
И шапку не торопится надеть.

О, этот странный час обратного движенья
Из старости!.. Куда?.. Куда - не всё ль равно!
Как будто корешок волшебного женьшеня
Подмешан был вчера в холодное вино.

Апрельский лес спешит из отрочества в детство.
И воды вспять текут по талому ручью.
И птицы вспять летят... Мы из того же теста -
К начальному, назад, спешим небытию...

1968 год

Неужели всю жизнь надо маяться!...

Неужели всю жизнь надо маяться!
А потом
от тебя
останется —
Не горшок, не гудок, не подкова, —
Может, слово, может, полслова —
Что-то вроде сухого листочка,
Тень взлетевшего с крыши стрижа
И каких-нибудь полглоточка
Эликсира,
который — душа.

1969 год

Не для меня вдевают серьги в ушки...

Не для меня вдевают серьги в ушки
И в зеркало глядятся.
О милая, обмана не нарушьте,
Свершая святотатство!

Не для меня небрежна эта складка,
Блеск янтаря на шейке.
О милая! Так улыбайтесь сладко,
Цветите, хорошейте.

Я знаю всё равно, что на излёте
Сей тривиальной прозы,
Заплаканная вы ко мне придёте.
Я поцелую слёзы.

Я обниму вас с болью злобной ласки
И жалостной отрады.
И потечёт размыв ресничной краски
На кровь губной помады.

1979 год

Беатриче

Говорят, Беатриче была горожанка,
Некрасивая, толстая, злая.
Но упала любовь на сурового Данта,
Как на камень серьга золотая.

Он её подобрал. И рассматривал долго,
И смотрел, и держал на ладони.
И забрал навсегда. И запел от восторга
О своей некрасивой мадонне.

А она, несмотря на свою неучёность,
Вдруг расслышала в кухонном гаме
Тайный зов. И узнала свою обречённость.
И надела набор с жемчугами.

И, свою обречённость почувствовав скромно,
Хорошела, худела, бледнела,
Обрела розоватую матовость, словно
Мёртвый жемчуг близ тёплого тела.

Он же издали сетовал на безответность
И не знал, озарённый веками,
Каково было ей, обречённой на вечность,
Спорить в лавочках с зеленщиками.

В шумном доме орали драчливые дети,
Слуги бегали, хлопали двери.
Но они были двое. Не нужен был третий
Этой женщине и Алигьери.

1985 год

Мы не меняемся совсем...

И.К.

Мы не меняемся совсем.
Мы те же, что и в детстве раннем.
Мы лишь живём. И только тем
Кору грубеющую раним.

Живём взахлеб, живём вовсю,
Не зная, где поставим точку.
И все хоронимся в свою
Ветшающую оболочку.

1979 год

Красота

Она как скрипка на моём плече.
И я её, подобно скрипачу,
К себе рукою прижимаю.
И волосы струятся по плечу,
Как музыка немая.

Она как скрипка на моём плече.
Что знает скрипка о высоком пенье?
Что я о ней? Что пламя о свече?
И сам господь - что знает о творенье?

Ведь высший дар себя не узнаёт.
А красота превыше дарований -
Она себя являет без стараний
И одарять собой не устаёт.

Она как скрипка на моём плече.
И очень сложен смысл её гармоний.
Но внятен всем. И каждого томит.
И для неё никто не посторонний.

И, отрешась от распрей и забот,
Мы слушаем в минуту просветленья
То долгое и медленное пенье
И узнаём в нём высшее значенье,
Которое себя не узнаёт.

1963 год

300

Давид Самойлов

Дуэт для скрипки и альта

Моцарт в лёгком опьяненье
Шёл домой.
Было дивное волненье,
День шальной.

И глядел весёлым оком
На людей
Композитор Моцарт Вольфганг
Амадей.

Вкруг него был листьев липы
Лёгкий звон.
«Тара-тара, тили-тики, —
Думал он.-

Да! Компания, напитки,
Суета.
Но зато дуэт для скрипки
И альта".

Пусть берут его искусство
Задарма.
Сколько требуется чувства
И ума!

Композитор Моцарт Вольфганг,
Он горазд, —
Сколько требуется, столько
И отдаст…

Ox, и будет Амадею
Дома влёт.
И на целую неделю —
Чёрный лёд.

Ни словечка, ни улыбки.
Немота.
Но зато дуэт для скрипки
И альта.

Да! Расплачиваться надо
На миру
За веселье и отраду
На пиру,

За вино и за ошибки —
Дочиста!
Но зато дуэт для скрипки
И альта!

1979 год

Двор моего детства

Ещё я помню уличных гимнастов,
Шарманщиков, медведей и цыган
И помню развесёлый балаган
Петрушек голосистых и носатых.
У нас был двор квадратный.
А над ним
Висело небо — в тучах или звёздах.
В сарае у матрасника на козлах
Вились пружины, как железный дым.
Ириски продавали нам с лотка.
И жизнь была приятна и сладка...
И в той Москве, которой нет почти
И от которой лишь осталось чувство,
Про бедность и величие искусства
Я узнавал, наверно, лет с пяти.
Я б вас позвал с собой в мой старый дом.
(Шарманщики, петрушка — что за чудо!)
Но как припомню долгий путь оттуда —
Не надо! Нет!..
Уж лучше не пойдём!..

1966 год

«Баллада (Ты моей никогда не будешь...)»

- Ты моей никогда не будешь,
Ты моей никогда не станешь,
Наяву меня не полюбишь
И во сне меня не обманешь...

На юру загорятся листья,
За горой загорится море.
По дороге промчатся рысью
Чернопёрых всадников двое.

Кони их пробегут меж холмами
По лесам в осеннем уборе,
И исчезнут они в тумане,
А за ними погаснет море.

Будут терпкие листья зыбки
На дубах старинного бора.
И останутся лишь обрывки
Их неясного разговора:

- Ты моим никогда не будешь,
Ты моим никогда не станешь.
Наяву меня не погубишь
И во сне меня не приманишь.

1982 год

О Господи, конечно, все мы грешны...

О Господи, конечно, все мы грешны,
Живём, мельчась и мельтеша.
Но жаль, что, словно косточка в черешне,
Затвердевает камешком душа.
Жаль, что её смятенье слишком жёстко,
Что в нас бушуют кровь и плоть,
Что грубого сомнения подростка
Душа не в силах побороть.
И всё затвердевает: руки — в слепок,
Нога — в костыль и в маску — голова,
И, как рабыня в азиатских склепах,
Одна душа живёт едва-едва.

1962 год

Пройти вдоль нашего квартала...

Пройти вдоль нашего квартала,
Где из тяжёлого металла
Излиты снежные кусты,
Как при рождественском гаданье.
Зачем печаль? Зачем страданье?
Когда так много красоты!

Но внешний мир — он так же хрупок,
Как мир души. И стоит лишь
Невольный совершить проступок:
Встряхни — и ветку оголишь.

1976—1977 годы

Разлучённые. Баллада о кукле
                 
Девочку и мальчика тайно разлучили,
Быть ему сестрою куклу научили,
Кукла говорящая плачет и смеётся...
Девочка уходит - кукла остаётся.

Потрудился мастер, куклу создавая,
Стала кукла, словно девочка живая,
Тонкая пружинка в ней, как в сердце, бьётся...
Мастер уходит - кукла остаётся.

Отцветает осень, расцветают весны.
Где же наши братья? Где же наши сестры?
Сказка продолжается, песенка поётся...
Время уходит - кукла остаётся.

1980 год

АКТРИСЕ

Л. Т.

Тебе всегда играть всерьёз.
Пусть поневоле
Подбрасывает жизнь вразброс
Любые роли.
Хоть полстранички, хоть без слов,
Хоть в пантомиме -
Играть до сердца, до основ.
Играть во имя.
Без занавеса, и кулис,
И без суфлёра,
Чтоб только слёзы пролились
На грудь партнёра,
Чтоб лишь леса поры потерь,
Поры печали.
Рыжеволосы, как партер,
Рукоплескали.
Играть везде - играть в толпе,
Играть в массовке,
Но для себя и по себе,
Без подтасовки.
И, наконец, сыграть всерьёз
В той мелодраме.
Где задыхаются от слёз
Уже над нами.

1981 год

Импрессионизм

Импрессионизм – дурное зренье,
Тусклый свет, расплывчатость фигур.
Но уже не время, а мгновенье
На тебя взирает сквозь прищур.

И не надо думать о дальнейшем,
Не держать идею в голове.
Почему бы не считать важнейшим
Те стога и завтрак на траве?

Как бы не резвились по дурацки
На траве, но в этом что-то есть.
Рядом осень смешивает краски
В октябре,
Когда темнеет в шесть.

1989 год

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » "Альтернатива" » Поэзия » Стихи любимых авторов от Сестрицы