"Альтернатива"

Объявление

 

 

 

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Альтернатива" » Русские художники ХIХ века » Василий Андреевич Тропинин


Василий Андреевич Тропинин

Сообщений 101 страница 150 из 228

101

https://img-fotki.yandex.ru/get/4909/92936793.f/0_110955_f0824a3d_orig.jpg
Портрет Николая Герасимовича Устрялова. 1850 год.
Холст, масло. 93 х 69 см.
Ивановский областной художественный музей.

           Николай Герасимович Устрялов (4 мая (16 мая) 1805 года, с. Богородицкое, Малоархангельский уезд (ныне Свердловский район), Орловская губерния — 8 июня (20 июня) 1870 года, Царское Село) — российский историк, археограф, педагог, профессор русской истории Санкт-Петербургского университета. Адъюнкт (1837 год), ординарный академик (1844 год) Петербургской академии наук. Декан историко-филологического факультета Петербургского университета (1839—1855 годы). Автор гимназических учебников истории.
         Николай Герасимович Устрялов родился в селе Богородицком, Малоархангельского уезда Орловской губернии. Его отец, Герасим Трифонович Устрялов (1766—1830 гг.), был крепостным управляющим князя И. Б. Куракина. В семье было 13 детей (5 из них умерло в младенчестве).
       Учился в Орловской мужской гимназии (1816—1820 годы), после окончания которой в 1821 году поступил на физико-математический факультет Санкт-Петербургского университета, но вскоре перевёлся на историко-филологический факультет, который и окончил в мае 1824 года действительным студентом; 9 июня 1824 года, он поступил на службу в канцелярию министра финансов. В 1828 году он участвовал в конкурсе на место учителя истории в Третьей Санкт-Петербургской гимназии; способного юношу заметил товарищ министра народного просвещения Д. Н. Блудов и предложил ему разобрать бумаги, хранившиеся в кабинете Александра I. Работа в кабинете позволила ему ознакомиться с документами, которые затем будут использоваться им при написании «Русской истории».
        В 1830 году Устрялов перевёл и издал со своими комментариями работу французского путешественника XVI—XVII веков Жака Маржерета «Состояние Российской державы и Великого княжества Московского» (1607 год). В 1831 году он приступает к выпуску «Сказаний современников о Димитрии Самозванце», которые выходят в пяти томах (1831—1834 годы) — Академия наук наградила автора Демидовской премией. В 1833 году увидели свет «Сказания князя Курбского» в двух томах — за этот труд он был вновь награждён Демидовской премией. Н. Г. Устрялов также получил орден Св. Анны 2-й степени и два бриллиантовых перстня. Публикации Устрялова имели успех и были впоследствии неоднократно переизданы. Кроме того, он получил кафедру в Главном педагогическом институте, в Императорской военной академии, в Морском корпусе.
       В 1837—1841 годах Устрялов опубликовал курс своих лекций «Русская история» (пять томов) в качестве учебного пособия для студентов. В 1847 году учёный выпустил к нему дополнение «Историческое обозрение царствования императора Николая I». Рукопись учебника просматривалась и исправлялась лично императором Николаем I. Кроме учебника для студентов Устряловым были выпущены один учебник для гимназий и один для реальных училищ. Учебные пособия Устрялова были официальными и единственными учебниками по истории, по которым осуществлялось обучение вплоть до 60-х годов. Они были первыми профессиональными работами, представлявшими российскому обществу целостное и последовательное изложение исторического прошлого страны с древнейших времён до середины XIX века.
        До выхода «Истории Петра Великого» её отрывки появлялись в «Журнале Министерства народного просвещения», 1855 год.
Положение придворного историка поставило Устрялова в сложные отношения с коллегами-историками, порой приходилось идти на существенные уступки николаевской цензуре для достижения компромисса между научной достоверностью и бюрократическими обязательствами при публикации своих трудов несмотря на то, что его историческая концепция не противоречила жёстким официальным установкам в освещении исторического прошлого государства. Но в целом роль официального историографа Российской империи — продолжателя дела Н. М. Карамзина, — Устрялова вполне устраивала. Со смертью А. С. Пушкина прав на такое звание у него стало ещё больше. В 1842 году учёный был допущен к секретным государственным архивам для работы по истории эпохи Петра I. Тем самым статус ведущего российского историка был ещё раз подтверждён на самом высоком уровне.
       Николай Герасимович Устрялов являлся членом многих российских и зарубежных научных обществ, его научная деятельность отмечена орденами за исторические труды. Он состоял в переписке со многими выдающимися учёными, писателями, государственными деятелями: Проспер Мериме, император Ш.-Л. Наполеон III, королева Нидерландов Анна, король Нидерландов Вильгельм III, Э. Вогюэ и мн. др.
      Николай Герасимович умер в Царском Селе 8 июня 1870 году. Похоронен учёный в Петербурге на Смоленском православном кладбище.  Сохранившийся до настоящего времени памятник на могиле историка, представляющий собой высокий крест на основании из белого мрамора.

102

https://img-fotki.yandex.ru/get/3713/92936793.f/0_110956_ef9610af_orig.jpg
Портрет гравёра Николая Ивановича Уткина. 1824 год.
Холст, масло. 122 х 98,5 см.
Государственный Русский музей. Санкт-Петербург.

103

https://img-fotki.yandex.ru/get/69324/92936793.f/0_110957_ef6d3d00_orig.jpg
Портрет гравёра Николая Ивановича Уткина. 1830-е годы.
Холст, масло. 76 х 65 см.
Саратовский Государственный художественный музей имени. А.Н. Радищева.

https://img-fotki.yandex.ru/get/67577/92936793.f/0_110958_f06fe535_orig.jpg
Портрет гравёра Николая Ивановича Уткина. Не позднее 1841 года.
Холст, масло. 37 х 31 см.
Государственная Третьяковская галерея. Москва.


         Николай Иванович Уткин (1780 год, Тверь — 1863 год, Санкт-Петербург) — русский гравёр, крупнейший мастер русской портретной резцовой гравюры первой половины XIX века; хранитель гравюр в Эрмитаже (1817—1860 годы) и смотритель Музея Академии художеств (1841—1854 годы).
       Матерью Николая была дворовая девушка (крепостная крестьянка), отцом — Михаил Никитич Муравьёв. Но замуж его мать была выдана за камердинера И. С. Уткина. Вскоре после рождения будущего художника семья переехала в Санкт-Петербург. В 1785 году пятилетний крепостной мальчик получил «вольную» и был определён в воспитательное отделение при Императорской академии художеств.
       Пройдя здесь предварительную школу рисунка, четырнадцатилетний Уткин, как выказавший большую способность к нему, был переведён в гравировальный класс академии под руководство сперва А. Я. Радига, потом С. Ф. Иванова и, с 1796 года, вызванного из Германии И. С. Клаубера.
       Уткин быстро усваивал технику гравировального резца, не переставая вместе с тем совершенствоваться в рисовании.
       В 1798 и 1799 годах он получил малую и большую серебряные медали за рисунки с натуры и при окончании академического курса в 1800 году за гравирование 18 изображений античных статуй, гравированных в одних контурах, был удостоен «аттестата со шпагой» и малой золотой медали. Это давало право остаться при академии в качестве пенсионера ещё на три года для выполнения программы на большую золотую медаль.
       Оставленный при академии, Уткин создал гравированный портрет Н. А. Муравьёва (1801 год), приходящегося ему дедом. К этому периоду относятся два рисунка: портрет отца художника М. Н. Муравьёва (1803 год), выполненный с оригинала Ж.-Л. Монье и предназначенный для гравирования, и портрет Александра I (около 1801 года) по оригиналу П. Э. Рокштуля.
       За большой эстамп «Иоанн Креститель, проповедующий в пустыне» с эрмитажной картины Р. Менгса Уткин был награждён в 1802 году большой золотой медалью и правом на поездку за границу, которым он воспользовался в конце следующего года.
       В Париже он поступил под руководство знаменитого Ш. К. Бервика, сначала занимаясь в мастерской своего нового учителя и работая над разными частными заказами, а потом, во время войны Наполеона с Россией, живя, как пленник, под полицейским надзором. В этот период им были исполнены гравюры «Эней, спасающий своего отца при разрушении Трои», с картины Доменикино, вошедшая в известное издание «Musée Français», и превосходный портрет князя А. Б. Куракина. Первое из этих произведений было выставлено в Парижском салоне в 1810 году. Парижская академия наградила Уткина за этот эстамп, по приказанию Наполеона, золотою медалью, а император Александр I пожаловал ему перстень с бриллиантами; Петербургская академия дала ему титул назначенного в академики.
       Портрет князя А. Б. Куракина, исполненный в 1812 году, доставил Уткину по его возвращении в 1814 году в Санкт-Петербург звание академика.
       По смерти И. С. Клаубера в 1817 году Уткин занял его место как в Академии, так и в Императорском Эрмитаже, в котором покойный был хранителем эстампов. В следующем за тем году за портрет Суворова Академия произвела его в советники, из которых за уничтожением этого звания в 1831 году он был переименован в профессора. В 1819 году художнику был пожалован титул гравёра Его Величества с жалованием по 3000 руб. в год.
        В 1827 году было создано одно из наиболее замечательных его произведений, «Екатерина II на прогулке в Царскосельском парке», с оригинала В. Л. Боровиковского. На академической выставке 1836 года было выставлено шесть больших, превосходных портретов, награвированных им менее чем в три года, в том числе особенно мастерские портреты А. Н. Оленина и графа С. С. Уварова. Это была самая блестящая пора деятельности Уткина, упрочившая его славу: своим членом его признали несколько зарубежных академий — Стокгольмская (1820 год), Антверпенская (1827 год) и Дрезденская (1828 год). Высочайшие особы не раз выражали ему своё благоволение ценными подарками и другими знаками отличия. Императорская академия в 1840 году почтила его званием заслуженного профессора. Но с этих пор резец Уткина стал слабеть.
      В 1845 году уже 65-летний художник принялся за гравирование картины В. К. Шебуева «Обедня св. Василия Великого» и, окончив эту работу только в 1856 году, произвёл эстамп, далеко уступающий прежним его произведениям.
     Постепенный упадок сил заставил его передать заведование гравёрным классом в 1850 году и прочие должности своему любимому ученику Ф. И. Иордану.
      В 1860 году праздновался пятидесятилетний юбилей художественной деятельности Уткина, причём Академия поднесла ему золотой экземпляр выбитой в его честь медали.
      После этого Уткин сел за работу, начатую ещё в 1819 году: воспроизведение картины Бронзино «Св. Семейство». Эту работу он закончил перед самой своей кончиной, последовавшей в 1863 году.
     Николай Иванович Уткин был похоронен на Смоленском православном кладбище.

104

https://img-fotki.yandex.ru/get/4209/92936793.11/0_111b5e_81887a6b_orig.jpg
Портрет Николая Николаевича Раевского - младшего. 1828 год.

        О замечательной смелости и решительности, с которой генерал Николай Николаевич Раевский-младший делал всё, что было в его силах, для облегчения участи разжалованных офицеров-декабристов, служивших в полку, увы, известно не так много. Некоторых из них Раевский знал ещё по Петербургу, с другими познакомился на Кавказе и относился к ним как к друзьям. Командование было осведомлено о послаблениях генерала Раевского и не раз выговаривало ему за «кроткое, отношение к государственным преступникам».
       Принято считать, что Раевский-младший ничего общего с тайными обществами не имел. Такому мнению способствовало то обстоятельство, что после поражения восстания 1825 года он никакого наказания не понёс. Но сохранились и свидетельства, которые говорят об обратном.
      Декабрист Михаил Бестужев, близко знавший семью Раевских, писал, что Раевский-сын состоял членом Южного общества. Подобные сведения есть и в записях декабриста А.Е. Розена. После того как общество было раскрыто, Раевского арестовали. Избежать суда ему удалось якобы потому, что Николай I простил его и перевёл служить из Харьковской губернии на неспокойный Кавказ. О том, что он не мог стоять в стороне от заговора, свидетельствует ещё одно обстоятельство. С декабристами Раевского-младшего связывало родство: его дядя, Василий Львович Давыдов, был одним из организаторов Южного общества, а родная сестра Мария Николаевна была женой декабриста Волконского. Именно она первой отправилась вслед за мужем в сибирскую ссылку.

https://img-fotki.yandex.ru/get/3602/92936793.f/0_110981_458f285_orig.jpg
Портрет Николая Николаевича Раевского - младшего. 1842 год.
Холст, масло. 74,6 х 51 см.
Всероссийский музей А.С.Пушкина. Санкт-Петербург.

         Николай Николаевич Раевский (младший), 1801 - 1843, сын Николая Николаевича Раевского, героя 1812 года, от брака с Софьей Алексеевной Константиновой, родился в Москве 14 сентября 1801 года.
         Определён на военную службу подпрапорщиком в Орловский пехотный полк 10 июня 1811 года, 2 мая 1812 года произведён в прапорщики. Участвовал, вместе со старшим братом Александром, в знаменитом бою при Салтановке (Дружковке), где его отец, ехав во главе Смоленского пехотного полка, упорно отстаивал мост от французов. Атакующий неприятель был в составе пяти дивизий, то есть в четыре раза сильнее отряда Раевского, а между тем маршал Мортье думал и донёс Наполеону, что он отбросил всю 2-ю армию Багратиона. 21 декабря 1812 году Николай Раевский за отличие произведён в подпоручики и зачислен в 5-й Егерский полк, а 18 мая 1814 года переведён в Лейб-гвардии Гусарский полк, с назначением адъютантом к И. В. Васильчикову. Принимал участие в заграничных походах 1813 и 1814 годов и за отличие при взятии Парижа награждён орденом Св. Владимира 4 степени.
        Подозревался в принадлежности к тайным обществам, что в ходе следствия не подтвердилось. Приказ об аресте — 19.12.1825 года, арестован по месту службы в 3 драгунской дивизии во время приведения к присяге, доставлен в Петербург на главную гауптвахту — 4 января 1826 года. Несмотря на показания декабриста барона Розена, Н. Н. Раевский никогда не состоял членом тайного общества и был арестован исключительно по ошибке, так как близкое участие в заговоре принимали его родственники, князь С. Г. Волконский и В. Л. Давыдов. Высочайше повелено (17.1.1826 года) освободить с оправдательным аттестатом.
        Переведён в Нижегородский драгунский полк и назначен его командиром — 16.9.1826 года, участник русско-турецкой войны 1828—1829 годов. Был при взятии Эривани и Карса и заслужил орден Св. Георгия 4-го класса. За отличие генерал-майор — 1.1.1829 года, назначен состоять при начальнике 5 уланской дивизии — 14.12.1829 года (наказан за «излишнюю близость» с подчиненными ему ссыльными декабристами). Начальник Черноморской береговой линии — 12.8.1839 года. Один из Фортов линии получил название "Форта Раевского".   
       Служа в Царском Селе в Лейб-Гусарском полку, Раевский познакомился тут с Пушкиным, в то время воспитанником Царскосельского лицея, и вскоре с ним подружился. Гениальный поэт часто с ним переписывался, и из сохранившихся писем видно, что Пушкин высоко ценил его природный ум и широкую образованность. Между прочими, пользуясь своими связями, Раевский много содействовал напечатанию "Бориса Годунова", и поэт всегда с любовью относился ко всем членам семьи Раевских.
      Раевский "страстно любил литературу, музыку, живопись (так, он покровительствовал Айвазовскому, который изобразил его на картине "Высадка в Субаши", находящейся в Зимнем дворце); он сам писал стихи и довольно долго оставался одним из главных советников Пушкина в делах литературы, и его литературные взгляды, насколько можно судить по некоторыми данным, отличались глубиной, оригинальностью и верностью". "Н. Н. Раевский был типичным представителемъ героической эпохи русского владычества на Кавказе. Лихой воин, горячо любимый подчиненными и солдатами, но часто ссорившийся с началъством, он соединял с умом и военными способностями прекрасное образование и качества любезного светского человека". Он был большим любителем садоводства, которым с успехом занимался в Крыму, состоя в переписке с директором Ботанического сада в С.-Петербурге Фишером и другими ботаниками.
    Умер Н. Н. Раевский 24 июля 1843 года в слободе Красной Новохоперского уезда Воронежской губернии, где и похоронен.
    Жена (с. 22.1.1839 года) — фрейлина Анна Михайловна Бороздина (29.9.1819 — 10.12.1883 гг.). Дети: Николай (5.11.1839 — 20.8.1876 гг.), убит в сербо-турецкой войне 1876 года под Алексинацем; Михаил (15.2.1841 — 10.12.1893 гг.), поэт и известный садовод.

105

https://img-fotki.yandex.ru/get/15486/92936793.c/0_10f7fd_d3cf5308_orig.jpg
Портрет Владимира Артемьевича Раевского. 1846 год.
Холст, масло. 90 x 70 см.
Музей В. А. Тропинина и московских художников его времени. Москва.

      Раевский Владимир Артемьевич - помещик села Троекурово (ныне Лебедянский район Липецкой области). Начало 19 века.

106

https://img-fotki.yandex.ru/get/9327/92936793.f/0_1109b6_86efcce6_XXXL.jpg
Портрет графа Матвея Ивановича Платова. 1812 год.
Холст, масло. 62 х 46,5 см.
Государственный Бородинский военно-исторический музей-заповедник.

        Имя атамана донских казаков Матвея Ивановича Платова, сподвижника Суворова, воина, не знавшего поражений, одержавшего ряд побед над самим Наполеоном, привлекало всеобщее внимание и поднималось на щит как олицетворение русской военной доблести. Это был поистине народный герой.
       Конный портрет его, исполненный крепостным художником, долгое время был известен только по рисунку, хранящемуся в Третьяковской галерее. На рисунке, приобретённом у наследников Тропинина, значилось, что оригинал, исполненный в рост, то есть в натуральную величину, был подарен Александром I Фридриху Вильгельму и находится в Потсдаме.
       Но вот в комиссионном магазине появилась небольшая картина, в которой можно признать эскиз не дошедшего до нас полотна. Картина за короткий срок сменила несколько владельцев. После реставрации, проведённой одним из них, полотно сверкало новыми красками и свежим лаком. Внизу холста была размашистая подпись, даже не пытающаяся имитировать руку художника: «В. Тропинин. 1812 год». Портрет Платова был приобретён для музея «Бородино». Подлинно тропининскую кисть сейчас можно узнать лишь в правой части картины, изображающей казаков со знаменем. Но эта часть портрета и представляет как раз наибольший интерес, это то, что внёс Тропинин своего в обычную схему парадного портрета военачальника, так хорошо известную и по многочисленным гравюрам и по лубочным изданиям. Образы казаков на фоне клубящегося дыма сражения привлекают живостью и свободой письма. По сравнению с распространёнными тогда этнографическими сценками из казацкой жизни, созданными А. О. Орловским, здесь больше человечности и тепла. Для Тропинина казаки, сопровождающие атамана, вероятно, были совершенно определённые и, может быть, знакомые люди. Первый из них — бородатый знаменосец-ветеран с суровым и напряжённо внимательным лицом, за ним — два других, видимо более молодых, оживлённо беседующих всадника. Даже испорченная реставрацией картина Бородинского музея производит более живое впечатление, чем известный рисунок Третьяковской галереи, явившийся, видимо, эскизом для повторения портрета в связи с новыми победами Платова, одержанными в период Отечественной войны 1812 года. На это указывают ордена Платова — иные, чем на картине. Лицо атамана и на картине и на рисунке, в отличие от живописной свободы, с которой написаны казаки, передано суховато, но тщательно, подробно, вероятно, с большим сходством. В нём есть нечто от суворовского образа. Это умный, смекалистый человек, не склонный к рисовке и внешней помпезности. В эпоху создания портрета переносит нас разговор Платова с Тропининым, который, со слов самого художника, приводит Рамазанов: «Платов убедительно приглашал Тропинина к себе на Дон и говорил ему: „Я вам бричку денег насыплю“. „Не медью ли?“ — горько заметил художник. „У нас серебро и золото есть для вас!“ — отвечал атаман. „Да с этим золотом меня ограбят, а пожалуй, и убьют!“ — сказал Тропинин. „Конвой дам!“ — ответил Платов». Этот разговор имеет какую-то невеселую основу, будто шутливыми словами и тот и другой стараются обойти основное. Крепостной художник не был хозяином своей судьбы, а почитатель его таланта, почти всесильный Платов мог лишь одарить его деньгами, но не властен был сделать самого главного — помочь ему получить свободу.

107

https://img-fotki.yandex.ru/get/5010/92936793.10/0_111639_718d7830_XXXL.jpg
Портрет Фёдора Семёновича Мосолова со служащими конного завода.
Конец 1830-х начало 1840-х годов.
Холст, масло. 64,5 х 47,7 см.
Государственная Третьяковская галерея. Москва.

       Достигнув двадцатилетнего возраста, Фёдор Семёнович, будучи страстным охотником и  любителем лошадей, создал в Головково конный завод, ставший впоследствии одним из лучших в России. В коневодстве ему удалось сохранить чистокровную породу скаковых лошадей, гремевших по всей стране. В материалах Липецкого краеведческого общества по истории Лебедянского скакового общества, выложенных на их сайте, один из его авторов Н.В. Кривошеин пишет: «Больше всего призов за первые 10 лет деятельности Лебедянского скакового общества взяли лошади завода Ф.С. Мосолова. За это достижение, а также учитывая многолетнюю активную деятельность на ниве коннозаводства, общество в 1836 году выбило  в его честь именную золотую медаль и устроило специальные торжества». К уже имеющимся своим землям в Головково Фёдор Семёнович приобрёл соседнюю усадьбу Скогорево (Скугорево) на реке Тарусе, ранее принадлежащую Маркову. Вместе с тем кроме охоты и коневодства у Ф.С. Мосолова было ещё одно увлечение - это коллекционирование и собирательство художественных произведений, чем он занимался вместе со своим братом Николаем Семёновичем Мосоловым (1775 – 1859 гг.?), также страстным собирателем картин и гравюр. Они  были дружны с графом Орловым-Чесменским, влиятельным придворным и фаворитом Екатерины Великой, благодаря которому братья увлеклись не только коневодством, но и художественным коллекционированием. Их собрания были одними из лучших и хорошо известными в своё время. Ещё в начале XVIII века на Лубянской площади, в том самом месте, где располагалось здание КГБ СССР, а нынче здание ФСБ России, были каменный дом и большой двор менгрельских князей Дадиани. После войны 1812 года этот участок земли с постройками купил кригсшталмейстер Фёдор Семёнович Мосолов, где и жил вместе со своей семьёй и где размещалась его галерея с  картинами, приобретёнными у потомков известных фамилий — Безбородко, Бибиковых, Васильчиковых, Голицыных. В том числе и у иностранных  купцов  Робероля, Лионелли, Тиореза, антиквара Черфолио. В коллекции Фёдора Семёновича были картины “Сусанна” Рубенса и небольшая картина этого же автора, изображавшего Спасителя, сидящего за столом в доме Садиуса. А также такие произведения, как “Иисус судит блудницу” Караваджо, работы художников – фламандцев Ван-Дейка и Давида Тенирса, шедевры голландских живописцев – братьев Адриана и Исаака ван Остаде, многие другие пейзажи, гравюры и различные эстампы, скульптурные произведения из мрамора и бронзы. Коллекция его брата Николая Семёновича Мосолова находилась не в Москве, а в его имении Жерновка Тульской губернии. После смерти  Фёдора его брат Николай Семёнович у своих племянниц, дочерей брата и его наследниц приобретает галерею и дом на Большой Лубянке. Но сам в нём не живёт, сдавая помещения в наём. Объединённая коллекция Николая Семёновича перешла по наследству к его единственному сыну Семёну Николаевичу Мосолову (1812-1880 гг.), который стал истинным продолжателем дела своего отца и дяди. Наследуя семейную традицию, он был не только коллекционером, но живописцем и гравёром. Детство, отрочество и юность, проведённые среди произведений искусства, не могли не повлиять на  воспитание в нём вкуса и художественного чутья. Далее, следуя семейной традиции, уже в третьем поколении его сын Николай Семёнович Мосолов  стал продолжать пополнять коллекцию. Но Николай имел собственные пристрастия в искусстве. Первым его приобретением стала коллекция офортов Рембрандта. С этих пор Рембрандт стал его "героем" на всю жизнь. Он пополнял свою коллекцию до самой кончины, собрав в общей сложности более трёхсот с половиной рембрандтовских офортов, а также эстампов художников его школы. Всё доставшиеся ему от отца, деда и брата деда собрания картин, включая и свою коллекцию, он завещал Румянцевскому музею. В нынешнее время коллекция картин и других произведений искусства из коллекции дворянского рода Мосоловых выставляется в экспозициях Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина.

108

https://img-fotki.yandex.ru/get/45245/92936793.f/0_111628_39578b7f_XXXL.jpg
Портрет неизвестного (из семьи Мосоловых). 1856 год.
Холст, масло. 77,5 х 62 см.
Государственный Русский музей. Санкт-Петербург.

109

https://img-fotki.yandex.ru/get/4214/92936793.f/0_111634_585170e_orig.jpg
Портрет неизвестного в синей шубе.
Холст, масло. 31 х 27 см.
Калужский художественный музей.

110

https://img-fotki.yandex.ru/get/5013/92936793.f/0_111629_bd1370c7_XXXL.jpg
Портрет неизвестного в чёрном сюртуке (Верёвкин?). 1850 год.
Холст, масло. 77,5 x 62 см.
Музей В. А. Тропинина и московских художников его времени. Москва.

111

https://img-fotki.yandex.ru/get/69089/92936793.f/0_11162a_67d32ed2_orig.jpg
Портрет неизвестного с усами. 1839 год.
Холст, масло. 75 х 63 см.
Музей В.А.Тропинина и московских художников его времени. Москва.

112

https://img-fotki.yandex.ru/get/64354/92936793.f/0_111635_51e9039f_XXXL.jpg
Портрет неизвестного.

113

https://img-fotki.yandex.ru/get/3003/92936793.f/0_11162c_58bf998d_orig.jpg
Портрет неизвестной в плаще. 1840 год.
Холст, масло. 33 х 27 см.
Музей В.А.Тропинина и московских художников его времени. Москва.

114

https://img-fotki.yandex.ru/get/6109/92936793.f/0_11162d_2212f43f_orig.jpg
Портрет Лазаревой. 1839 год.
Холст, масло. 75,7 x 62,2 см.
Государственная Третьяковская галерея. Москва.

       Среди заказчиков В.А.Тропинина были Лазаревы - московские купцы и владимирские купцы. Возможно, изображенная принадлежит к одной из этих купеческих фамилий

115

https://img-fotki.yandex.ru/get/3904/92936793.f/0_111627_6f7a0ca8_orig.jpg
Портрет писательницы Варвары Ипполитовны Лизогуб. 1847 год.
Холст, масло. 82,5 х 68 см.
Государственный Русский музей.. Санкт-Петербург.

       Лизогуб Варвара Ипполитовна (урождённая Петровская) - жена полковника Василия Ивановича Лизогуба (1801-1870 гг.), дочь ротмистра Ипполита Петровича Петровского. Автор повести в стихах „Зулейка", опубликованной в августе 1845 года, и стихотворения, помещённого в журнале „Москвитянин".

116

https://img-fotki.yandex.ru/get/4009/92936793.d/0_10f800_2cfee5c5_orig.jpg
Портрет неизвестной в кружевном чепце. 1800-е годы.
Холст, масло. 61 х 53 см.
Государственная Третьяковская галерея. Москва.

https://img-fotki.yandex.ru/get/4201/92936793.10/0_11163c_db567d89_orig.jpg
Портрет пожилой женщины в чепце. 1820 год.

https://img-fotki.yandex.ru/get/6103/92936793.10/0_11163b_714a159f_orig.jpg
Портрет неизвестной в кружевном чепце. 1840-е годы.
Холст, масло. 70,5 х 58 см.
Собрание М.Фроловой.

117

https://img-fotki.yandex.ru/get/15523/92936793.10/0_11163d_be2edf3b_orig.jpg
Портрет Степана Дмитриевича Нечаева. 1830 год.
Холст, масло. 86,5 х 67,5 см.
Воронежский областной художественный музей.

https://img-fotki.yandex.ru/get/6108/92936793.10/0_11163e_ec783b9f_orig.jpg
Портрет Степана Дмитриевича Нечаева.
Холст, масло. 77 х 64,5 см.
Рязанский областной художественный музей.

       Степан Дмитриевич Нечаев (18 (29) июля 1792 года, Полибино, Данковский уезд, Рязанская губерния — 5 (17) сентября 1860 года, Сторожевая Слобода, Данковский уезд, Рязанская губерния) — русский историк, археолог-любитель и чиновник (сенатор, действительный тайный советник). В 1833—1836 — обер-прокурор Святейшего Синода.
       Известен главным образом как популяризатор и инициатор мемориализации предположительного места Куликовской битвы (8 сентября 1380 года) на землях своего имения.
       Сын богатого помещика Дмитрия Степановича Нечаева (1742—1820 гг.) от брака его с Анной Ивановной Сиверс (1764—1834 года). Его родная сестра Федосия Дмитриевна (1795—1850 гг.) была замужем за С. П. Жихаревым. Отец, занимавший выборную должность предводителя дворянства Данковского уезда, владел в тех краях усадьбой Полибино.
       Получил домашнее образование и, сдав экзамены за Московский университет, в 1811 году получил место в Государственной коллегии иностранных дел. Спустя три месяца определился в канцелярию рижского военного губернатора князя Я. И. Лобанова-Ростовского, при котором находился до 12 декабря 1812 года. Вступил в тайное масонское общество.
       В 1814 году (8 октября) Нечаев был назначен почётным смотрителем Скопинского училища, с 1817 по 1823 годы состоял директором училищ Тульской губернии. В Туле он открыл ланкастерскую школу, четыре пансиона и несколько других училищ. Находясь при князе Д. В. Голицыне по особым поручениям (с 9 января 1824 года), Нечаев много работал для различных благотворительных учреждений Москвы, а также и по Комитету для рассмотрения прошений, подаваемых на высочайшее имя.
       Памятник в честь победы на Куликовом поле, воздвигнутый по инициативе С. Д. Нечаева в 1848 году.
       Храм Сергия Радонежского на Куликовом поле, построенный по инициативе С. Д. Нечаева.
       В 1826 году он был откомандирован в помощь графу А. Г. Строганову, которому поручено было расследование раскола в Пермской губернии. В 1827 году Нечаев был причислен в Собственной его величества канцелярии. Пользуясь покровительством князя A. H. Голицына и родного дяди своей жены князя П. С. Мещерского, бывшего синодальным обер-прокурором, Нечаев в декабре 1828 года определился в Синод, за обер-прокурорский стол и 6 апреля следующего года назначен членом Коллегии духовных училищ. С этого времени началось его сближение с Московским митрополитом Филаретом.
        Произведённый в декабре 1831 года в действительные статские советники, Нечаев 2 апреля 1833 года определён был обер-прокурором Синода. Он занимал эту должность до июня 1836 года. В феврале 1836 года он взял отпуск и уехал в Крым к умирающей жене своей. Его отсутствие позволило сильно не любившим Нечаева синодальным членам, при содействии чиновника А. Н. Муравьева, составить доклад, где Синод просил императора «дать Нечаеву, как человеку обширных государственных способностей, другое, более весомое назначение, а обер-прокурором назначить графа Протасова». Просьба Синода была удовлетворена: Нечаев был произведён в тайные советники и назначен сенатором.
       Занимал различные почётные должности во многих благотворительных учреждениях Москвы. В 1856 году получил чин действительного тайного советника, а 30 ноября следующего года вышел по болезни в отставку. По отзыву графа M. В. Толстого, Нечаев был «весьма приятный и обязательный в сношениях с людьми посторонними, был весьма строгим и взыскательным начальником по службе».
       В молодости Нечаев занимался литературой, напечатал в «Вестнике Европы» Н. М. Карамзина, членом исторического кружка которого он являлся, ряд статей о Куликовской битве, о находках старинного оружия на землях своего имения. По его предположению, легендарное Куликово поле, упоминаемое в средневековых источниках, находилось именно у него во владении. Организовал установку 30-метровой мемориальной колонны-памятника (1848—1850 годы) и начал сбор средств на храм Сергия Радонежского. В своёй усадьбе Полибино С. Д. Нечаев разместил коллекцию антиквариата, тематически связанную с Куликовской битвой.
       Скончался в своём селе Сторожевая Слобода Рязанской губернии и был похоронен рядом с женой в московском Новодевичьем монастыре. Надгробия супругов снесли в 1930-е годы.

118

https://img-fotki.yandex.ru/get/6420/92936793.10/0_11163f_fb57965_XXXL.jpg
Портрет Алексея Алексеевича Мазурина. 1810-е годы.
Холст, масло. 98 х 76 см.
Томский областной художественный музей.

119

https://img-fotki.yandex.ru/get/38180/92936793.10/0_11163a_a6bcba89_XXXL.jpg
Портрет Андрея Ивановича Барышникова. 1829 год.
Холст, масло. 244 х 170 см.
Государственная Третьяковская галерея. Москва.

        Андрей Иванович Барышников родился 9 августа 1801 года. В сентябре 1816 года он начал учёбу в Московском университете «своекоштным студентом», где окончил в 1819 году «курс наук словесного отделения». Сверх того Барышников «слушал лекции других отделений: этико-политического; российского законоискусства; физико-математического: - чистой математики, - натуральной истории и – физики». В Свидетельстве Московского университета отмечалось «отличное прилежание»» и «превосходные успехи»» студента Барышникова.
       В декабре 1819 года Барышников уволился из университета и в следующем году поступил на военную службу. Согласно формулярному списку он владел французским и немецким языками, знал математику, фортификацию, историю и географию. Военная карьера Андрея Ивановича развивалась стремительно. Уже в 1823 году он стал адъютантом Главнокомандующего 2-й армией генерал-фельдмаршала графа П.Х. Витгенштейна.   
       В 1828-1829 годах Барышников принимал участие в русско-турецкой войне. В отставку он вышел в чине гвардии-полковника в первой половине 1830 годов. В первые годы армейской службы Андрей Иванович оказался в кругу блестящей свободомыслящей военной интеллигенции. Большинство этих людей, как и Барышников, были совсем молоды. Часть из них входила в декабристское общество «Союз благоденствия». Барышников, вероятно, в эту организацию не входил. Однако сочувствовал многим идеям декабристов, стремившихся сделать российское общество более свободным и демократичным. После разгрома декабристского восстания он оказывал большую материальную помощь известному декабристу Н.В. Басаргину - своему другу и родственнику, сосланному в Сибирь. Женился Андрей Иванович в начале 1830-х годов. Его жена, Христина Герасимовна, была на 15 лет моложе мужа. Первым ребёнком молодых супругов была, по всей видимости, дочь, имя которой пока неизвестно. Она вышла, замуж за Баратынского, родственника известного поэта. 22 сентября 1834 года у Барышниковых родился, сын Сергей (1834 - 30 августа 1894 гг). Больше детей у Андрея Ивановича, вероятно, не было, так как в 1836 году с ним случился «нервический паралич». Выйдя в отставку, А.И. Барышников поселился в Алексине, завещанном ему отцом. Главным его занятием становится управление большим имением, в которое только в Дорогобужском уезде входили села Алексино, Кузино, Буда, Озерище с окрестными деревнями. Тяжелая болезнь наложила отпечаток на всю последующую жизнь Андрея Ивановича. Он мало занимался общественной деятельностью, лишь в 1835-1836 годах избирался Дорогобужским уездным предводителем дворянства. Барышников совершал длительные заграничные поездки, которые были связаны, вероятно, прежде всего, с лечением собственного недуга. Андрей Иванович был во многом похож на отца, их объединяли не только родственные узы, но и большая духовная близость. Как и отец, Андрей Иванович продолжал возведение каменных храмов в своих владениях. Им были построены церкви в селах Алексино, Буда, Кузино. Продолжал Андрей Иванович и семейные традиции просветительской деятельности. В 1840 году в селе Алексине, где работала писчебумажная фабрика, он открыл школу, в которой фабричные мальчишки учились азбуке, катехизису и умению писать. Она просуществовала до 1849 года, когда в селе на средства А.И. Барышникова открылось сельское училище для крестьянских и фабричных детей. От отца передалась Андрею Ивановичу и страсть к коллекционированию произведений искусства, прежде всего живописи и графики. Из своих заграничных поездок он привозил немалое количество картин, рисунков и графических альбомов художников разных школ и направлений. Другим большим увлечением Андрея Ивановича, унаследованным от отца, была псовая охота. Даже, когда Андрей Иванович страдал тяжёлым недугом, псовые охоты в Алексине не прекращались. Умер А.И. Барышников 4 марта 1867 года. Гроб с erо телом был помещён в каменный саркофаг, который находился в семейной усыпальнице в Михаило-Архангельской церкви села Алексина. Увы, ныне все захоронения Барышниковых в семейной усыпальнице разорены, а саркофаг Андрея Ивановича сильно разрушен. Незадолго до своей смерти, в 1865 года, подводя итог своему земному существованию, Андрей Иванович записал воспоминания об истории своего рода. В небольшой по объёму рукописи оживает целый мир личностей двух веков, их переживаний, увлечений, семейного быта, культурных традиций.

120

https://img-fotki.yandex.ru/get/6500/92936793.10/0_111669_458959b2_orig.jpg
Портрет Александра Всеволодовича Всеволожского. 1826-1827(?)годы.
Холст, масло. 71 х 61,5 см.
Тюменский музей изобразительных искусств.

       В 1817 году поручик, в 1819 году штаб-ротмистр, в 1832 году причислен к Азиатскому департаменту МИД, с 1833 года камергер, с 1836 года чиновник особых поручений при главноуправляющем над Почтовым департаментом, с 1837 года церемониймейстер, член литературно-политического общества «Зелёная лампа», любитель театра и литературы. Петербургский знакомый Пушкина.
       «Дом Всеволожских» Пушкин намеревался вывести в неосуществленном романе «Русский Пелам» (1834—1835 годы). Пушкин был знаком также с семьей Всеволожского: женой (с 1820 года ) Софьей Ивановной, урождённой княжной Трубецкой, и детьми Владимиром (11.10.1824—7.6.1880 гг.), Всеволодом (14.12.1822—3.3.1888 гг.), Дмитрием (1821—1902 гг.), Иваном (21.3.1835—28.10.1909 гг.), впоследствии директором императорских театров, и Екатериной (21.5.1833—14.10.1906 гг.).
       В 1823 году Грибоедов одним из первых посвятил Всеволожского в свои занятия организацией русского общества по торговле с Персией, рассчитывая на его поддержку. Семейство Всеволожских располагало значительными финансовыми средствами. Недалеко от Астрахани оно имело огромное имение. Однако хозяйство Всеволожских, обременённое долгами, находилось на грани банкротства, вследствие чего идея Грибоедова в то время не была осуществлена. 10.7.1823 года в Москве Грибоедов был вместе с Этье на обеде у Всеволожского. Он оказал Грибоедову помощь во время ареста по делу декабристов, за что Грибоедов благодарил в письме к нему от 19.3.1827 года; Всеволожский вместе с А. А. Жандром провожал Грибоедова в 1826 году в Персию.
       13 декабря 1836 года в доме А. В. Всеволжского было устроено чествование М. И. Глинки, на котором Михаил Виельгорский, Пётр Вяземский, Василий Жуковский и А. С. Пушкин сочинили приветственный «Канон в честь М. И. Глинки». Музыка принадлежала Владимиру Одоевскому.

121

https://img-fotki.yandex.ru/get/4411/92936793.e/0_1108ba_612b102b_orig.jpg
Портрет Константина Георгиевича Равича. 1823 год.
Холст, масло. 66 х 52 см.
Государственная Третьяковская галерея. Москва.

       Равич Константин Георгиевич (Егорович) был чиновником Московской межевой канцелярии. Судьба Равича сложилась несчастливо. Заядлый картёжник, он был обвинён в смерти одного из игроков, с которым случился удар после крупного проигрыша. Равич семь лет находился под следствием и содержался в тюрьме. Вина не была доказана, однако он был выслан в Сибирь "по подозрению". Портрет написан в год переезда Тропинина в Москву, где художник стал ведущим портретистом. Равич изображён в домашнем халате, его причёска в беспорядке, галстук распущен. Сочетание цветов в одежде нарочито яркое. Герой изображён в часы досуга и представлен как человек, живущий в собственное удовольствие. Досуг же, со слов Цицерона, есть непременное условие для занятий философией. Иными словами герой не чужд вольномыслия. По сравнению с персонажами О.А.Кипренского герой Тропинина выглядит простоватым, но более раскованным. Он – типичный московский житель.

122

https://img-fotki.yandex.ru/get/4519/92936793.10/0_111662_cbe3cbed_XXXL.jpg
Портрет Юрия Фёдоровича Самарина. 1844 год.
Холст, масло. 101 х 81,4 см.
Государственный Исторический музей Москва.

https://img-fotki.yandex.ru/get/27002/92936793.10/0_111663_3bf9813c_XXXL.jpg
Портрет Юрия Фёдоровича Самарина в охотничьем костюме. 1846 год.
Холст, масло. 101 х 81,2 см.
Государственная Третьяковская галерея. Москва.

       Ю́рий Фёдорович Самарин (21 апреля (3 мая) 1819 года, Петербург — 19 (31) марта 1876 года, Берлин) — русский публицист и философ.
Он испытал сильное влияние гегелевской философии, а после знакомства с К. С. Аксаковым сблизился с ведущими славянофилами: А. С. Хомяковым и братьями Киреевскими. Особенно сильным было воздействие на него идей Хомякова.
       Родился в богатой и родовитой дворянской семье; окончил курс в Московском университете по философскому факультету. Большие связи в высшем свете, отличное светское образование обеспечивали ему блестящую служебную карьеру, но она его не привлекала. Первоначально он увлекался Гегелем и пытался примирить с ним православие; затем под влиянием Хомякова примкнул к славянофильскому направлению и стал одним из талантливейших его представителей.
       В 1844 году Самарин поступил на службу, был секретарем 1-го департамента сената, потом перешёл в министерство внутренних дел и в 1847  году отправился в Ригу делопроизводителем комиссии, которой поручено было обревизовать тамошнее городское правление. Изучив все городские архивы, Самарин написал историю города Риги («Общественное устройство г. Риги», СПб., 1852), изданную в ограниченном количестве экземпляров. Тогда же Самарин состоял при рижском генерал-губернаторе Е. А. Головине. Слухи о насильственном присоединении к православию эстов и латышей и о возбуждении их православным духовенством против помещиков побудили его написать в 1849 году «Письма из Риги», в которых обсуждалось отношение к России прибалтийских немцев.
        В конце 1849 года Самарин был назначен правителем канцелярии киевского генерал-губернатора Д. Г. Бибикова, которому много содействовал в выработке инвентарей. В 1853 году Самарин вышел в отставку и подолгу жил в деревне, изучая быт и хозяйственное положение крестьян и всё более и более убеждаясь в необходимости отмены крепостного права. Вместе с тем он приступил к изучению истории освобождения крестьян в Западной Европе, преимущественно в Пруссии; в результате получилось обширное сочинение, которое в сокращённом виде напечатано было в журнале «Сельское благоустройство». С 1856 года  Самарин был деятельным сотрудником «Русской беседы».
       Когда поднят был вопрос об упразднении крепостного права, Самарин был назначен членом от правительства в Самарском губернском комитете. В 1859 году он был приглашён к участию в трудах редакционных комиссий, где работал в административном и хозяйственном отделениях, представляя вместе с князем В. А. Черкасским и некоторыми другими славянофильское воззрение на народный быт. Деятельное участие принимал Самарин и в реформах, проведенных Н. А. Милютиным в 1864  году в Царстве Польском. Это был, впрочем, мимолетный эпизод в жизни Самарина, которая со времени великих реформ главным образом была посвящена деятельности общественной. Первые три года по освобождении крестьян он был членом губернского присутствия по крестьянским делам в Самаре.
       С введением земского и городского самоуправления труды Самарина разделились между народными школами, которыми он усердно занимался у себя в деревне, и занятиями по земским и городским делам в Москве. Не будучи реформатором, который желал бы подчинить течение жизни какому-либо отвлечённому принципу, Самарин был, по выражению А. Д. Градовского, «человеком реформы», то есть горячим защитником того, что приобретено русским обществом с 1861 года. Требуя для России самобытного развития, он боялся ломки народного быта, преждевременного искажения его коренных начал, но в то же время всеми силами защищал те нововведения, которые вносили свет в русское общество, хотя бы основная их мысль и была заимствована из-за границы. «Неисправимый славянофил» (по его собственным словам), Самарин высоко ценил западную цивилизацию. В земском самоуправлении, в зачатках свободного печатного слова, в новом суде он видел условия, способные поднять наш народный дух, сообщить нашей государственной и общественной жизни более национальный характер. Вот почему он восставал против наших «охранителей», поставивших себе целью запугать правительство и подвигнуть его на ломку всего, созданного в эпоху великих реформ. Самарин, продолжая традиции старших славянофилов, являлся сторонником «народной» монархии, наиболее ярко выраженной в допетровскую эпоху.
       Чуждый властолюбия и честолюбия, Самарин отличался широкою терпимостью к чужим мнениям: чувства дружбы соединяли этого бойца славянофильской идеи с К. Д. Кавелиным, ветераном западничества, с которым он расходился и по вопросам чисто теоретическим (возражения Самарина на «Задачи психологии» Кавелина). Возвышенным характером Самарина объясняется и громадный авторитет, каким он пользовался во всех слоях общества, что особенно ярко сказалось в начале 1870-х годов, при обсуждении в земских собраниях податной реформы: земства многих губерний обращались по этому вопросу за советами к Самарину.

123

https://img-fotki.yandex.ru/get/43443/92936793.10/0_111664_e721a46e_XXXL.jpg
Охотник в окресностях Москвы. Этюд для портрета Юрия Фёдоровича Самарина. 1840 год.
Холст, масло. 95 х 75 см.
Государственный Русский музей. Санкт-Петербург.

124

https://img-fotki.yandex.ru/get/27002/92936793.10/0_111661_28cc8b24_XXXL.jpg
Портрет П.И.Шереметевской. 1841 год.
Холст, масло. 72 х 56,8 см.
Государственная Третьяковская галерея. Москва.

       Шереметевская П.И. - возможно, жена доктора П.П.Шереметевского, приятеля художника.

125

https://img-fotki.yandex.ru/get/6608/92936793.10/0_11166c_41fdb2c9_orig.jpg
Портрет художника Петра Фёдоровича Соколова. 1833 год.
Холст, масло. 63 х 50 см.
Государственный Русский музей. Санкт-Петербург.

       Соколов Пётр Фёдорович — (1791 год, Москва — 3(15).8.1848 года, с. Старый Мерчик, Харьковская губерния) живописец, акварелист, литограф, портретист, родоначальник жанра русского акварельного портрета с натуры, вытеснившего в 1820-40-х годах портретную миниатюру.
       Лучшие произведения П.Ф.Соколова не имеют себе равных. Его имя неразрывно связано с пушкинской эпохой. Без его рисунков и акварелей, невозможно представить себе портретную галерею современников поэта.

126

https://img-fotki.yandex.ru/get/15489/92936793.10/0_11166a_da1cbaf_orig.jpg
Портрет А.А.Санникова. 1823 год.
Холст, масло. 84,5 х 67,5 см.
Тамбовская областная картинная галерея.

       Удивительная непосредственность, открытость чувств отличает "Портрет А.А.Санникова"  Василия Тропинина. Известный московский театрал как будто обращается к зрителю, хочет поделиться с ним своими мыслями. Красивый пейзажный фон придаёт портрету особую романтичность.
       Портрет московского театрала, тип москвича-жизнелюба и сибарита, спокойного и благодушного, вступает в некоторое несоответствие с окружающим его романтическим антуражем.

127

https://img-fotki.yandex.ru/get/5800/92936793.d/0_1108b3_13318af5_orig.jpg
Семейный портрет графов Морковых. 1813 год.
Холст, масло. 226 х 291 см.
Государственная Третьяковская галерея. Москва.

https://img-fotki.yandex.ru/get/67184/92936793.d/0_1108b2_4fc18480_orig.jpg
Семейный портрет графов Морковых (в процессе реставрации). 1815 год.
Холст, масло. 226 х 291 см.
Государственная Третьяковская галерея. Москва.

https://img-fotki.yandex.ru/get/15538/92936793.d/0_10f9e8_59a05efe_XXL.jpg
Портрет графа Николая Ираклиевича
и графа Ираклия Ираклиевича Морковых. Этюд. Начало 1810-х годов.
Холст, масло. 53,1 х 48,7 см.
Государственная Третьяковская галерея. Москва.

128

https://img-fotki.yandex.ru/get/6736/92936793.10/0_111675_865bbbe6_orig.jpg
Портрет графа Ираклия Ивановича Моркова. Не ранее 1815 года.
Холст, масло. 34,7 х 29,5 см.
Государственная Третьяковская галерея.Москва.

https://img-fotki.yandex.ru/get/68668/92936793.10/0_111715_6fdecee0_XXXL.jpg
Портрет графа Аркадия Ираклиевича Моркова. 1820-е годы.
Холст, масло. 31 х 24 см.
Государственная Третьяковская галерея. Москва.

       Морков Аркадий Ираклиевич -сын графа Ираклия Ивановича Моркова, родился 4 января 1802 года- ? Майор, кавалер. Служил под началом московского коменданта Стааля.  В 1863 году состоял Подольским губернским предводителем дворянства. Жена - урождённая Семёнова Наталья Павловна.

129

https://img-fotki.yandex.ru/get/66958/92936793.10/0_111716_1cda996_XXXL.jpg
Портрет графини Наталии Ираклиевны Морковой. Этюд.
Между 1812 и 1815 годами.
Холст, масло. 50,7 x 22,2 см.
Государственная Третьяковская галерея. Москва.

       Этюдный портрет Натальи - одна из самых романтических работ Тропинина. Надо иметь в виду, что главной особенностью его произведений является преобладающее внимание к внешнему облику человека, к передаче общего, устойчивого в характере портретируемого, а отнюдь не раскрытие эмоционально-подвижной сферы духовной жизни, свойственное, например, произведениям О. А. Кипренского. Романтизм не отвечал ни самой природе дарования Тропинина, ни характеру его мировоззрения, основанного на просветительски-сентименталистских взглядах. Однако живя в романтическую эпоху, занимаясь портретной живописью - этим самым "романтическим" жанром русского искусства, - Тропинин по-своему отразил тенденции времени. В портрете Натальи Морковой они сказались наиболее органично ещё и в силу его этюдного характера. Самый плотный участок живописи составляет хорошо промоделированная голова женщины с прямо смотрящими глазами. Их пристальный взгляд создает то напряжение, которое выражает сильный, отнюдь не чувствительный характер героини, и служит своеобразным стягивающим центром всего портрета. Ещё в большей степени романтическую атмосферу формируют внешние аксессуары и сама живопись: нейтральный тёмный фон, из которого, подобно зыбкому отражению, возникает написанный в жемчужно-розовых тонах образ девушки. Почти сливаются с фоном золотистые локоны её прически, растворяясь, истаивает легчайшая ткань платья, переданная, точнее лишь обозначенная, свободными движениями кисти. Портрет Натальи Морковой — одно из самых вдохновенных произведений художника. Лицу молодой графини с его неправильными чертами присуща необычайная прелесть. Одухотворённость модели передаётся всем строем произведения. Поверхность холста сохраняет трепетные движения кисти. Этот этюд, шедевр Тропинина, стоит особняком в его творчестве. Он обладает удивительной живописной свежестью и демонстрирует духовную и художественную зрелость мастера.

       
https://img-fotki.yandex.ru/get/3006/92936793.10/0_111717_67436bdc_orig.jpg
Портрет графини Наталии Ираклиевны Морковой. 1820-е годы.
Холст, масло. 66,8 x 53 см.
Государственная Третьяковская галерея. Москва.

        Моркова Наталия Ираклиевна - старшая дочь графа И.И.Моркова. Жена П.П.Чернышева (с середины 1810-х годов), служившего в Московском гвардейском драгунском полку. Её сын, Н.П.Чернышёв, был предводителем дворянства Могилевского уезда Подольской губернии. В имении Большая Кукавка на свои средства открыл школу для бесплатного воспитания мальчиков из бедных семейств, устроил образцовое училище, где впервые в России были введены "звуковой метод обучения и метод Грубе". Один из учредителей народного театра в Одессе.
        Судя по костюму и украшениям, Наталия Ираклиевна одета соответственно моде 1816-1818 годов и представлена уже замужней дамой.

130

https://img-fotki.yandex.ru/get/29/92936793.10/0_1118a6_78d53cd6_XXXL.jpg
Портрет Петра Петровича Новосильцева. 1827 год.
Холст, масло. 85 х 67 см.
Государственный Музей А.С.Пушкина. Москва.

       Пётр Петрович Новосильцев (9 декабря 1797 года — 27 сентября 1879 года) — русский государственный деятель, московский вице-губернатор (1838—1851 годы), c 1851 года — рязанский гражданский губернатор (1851—1858 годы), тайный советник, камергер.
       Кавалергард, в 1831 году — ротмистр Кавалергардского полка, адъютант московского генерал-губернатора Д. В. Голицына (1821—1826 годы), коллежский советник (5.02.1838 год), статский советник, действительный статский советник, в звании камергера.
       В 1858 году был уволен после крестьянских волнений в Зарайском уезде и переведён в Министерство внутренних дел. Жил за границей. С 1861 года тайный советник. Похоронен на Лазаревском кладбище в Москве.
       По словам Н. В. Гоголя, был близок литераторам и вращался в их кругу.

131

https://img-fotki.yandex.ru/get/9805/92936793.10/0_1118a8_83b5a75a_XXXL.jpg
Портрет неизвестной с зонтиком в руке. 1810 год.
Холст, масло. 130 х 93 см.
Частная коллекция.

132

https://img-fotki.yandex.ru/get/68946/92936793.10/0_1118a9_19d2587d_orig.jpg
Портрет неизвестной, сидящей под деревом, с букетом цветов в руке. Этюд.
Между 1812 и 1818 годами.
Холст, масло. 40,3 х 33,9 см.
Государственная Третьяковская галерея. Москва.

133

https://img-fotki.yandex.ru/get/3112/92936793.10/0_1118aa_d66f689b_orig.jpg
Свадьба в селе Кукавке Подольской губернии.
Между 1818 и 1821 годами.
Холст, масло. 32 х 42,5 см.
Государственная Третьяковская галерея. Москва.

134

https://img-fotki.yandex.ru/get/25407/92936793.10/0_1118ab_8b01d575_orig.jpg
Пряха.
Конец 1800-х – начала 1810-х годов.
Холст, масло. 60,3 х 45,7 см.
Государственная Третьяковская галерея. Москва.

135

https://img-fotki.yandex.ru/get/15544/92936793.10/0_1118b0_ab84c261_XXXL.jpg
Украинская девушка с Подолья. 1810-е годы.
Холст, масло. 51 х 37 см.
Киевский музей русского искусства.


https://img-fotki.yandex.ru/get/3608/92936793.10/0_1118af_41a25e48_XXXL.jpg
Девушка с Подолья. До 1821 года.
Холст, масло. 49,2 х 36,5 см.
Курская государственная картинная галерея.

136

https://img-fotki.yandex.ru/get/4429/92936793.10/0_1118b1_55b6ffdc_orig.jpg
Портрет пожилого украинского крестьянина. Этюд.
Между 1818 и 1820 годами.
Холст, масло. 21 х 17,8 см.
Государственная Третьяковская галерея. Москва.

https://img-fotki.yandex.ru/get/3202/92936793.10/0_1118b2_9ef50159_XXXL.jpg
Портрет пожилого украинского крестьянина. Не ранее 1820 года.
Холст, масло. 31 х 25 см.
Государственный Русский музей. Санкт-Петербург.

https://img-fotki.yandex.ru/get/67890/92936793.10/0_1118b3_e1a0e3ad_orig.jpg
Портрет пожилого украинского крестьянина (Портрет Устима Кармелюка?). 1820 год.
Холст, масло. 31 х 24,6 см.
Нижнетагильский музей изобразительных искусств.

137

https://img-fotki.yandex.ru/get/6710/92936793.10/0_1118ee_1ccac17f_XXXL.jpg
Украинец с палкой. 1820-е годы.
Холст, масло. 65,5 х 49,6 см.
Киевский музей русского искусства.

138

https://img-fotki.yandex.ru/get/43443/92936793.10/0_1118ef_a7606e6d_orig.jpg
Украинка в намитке. 1820 год.
Дерево, масло. 23 х 19 см.
Государственный Русский музей. Санкт-Петербург.

139

https://img-fotki.yandex.ru/get/3808/92936793.10/0_1118f8_5c0d9a04_XXXL.jpg
Старик крестьянин. 1825 год.
Дерево, масло. 58,5 х 45 см.
Государственный Русский музей. Санкт-Петербург.

140

https://img-fotki.yandex.ru/get/15493/92936793.10/0_1118ed_f801ca3e_orig.jpg
Ямщик с кнутовищем. Этюд. 1829 год.
Холст, масло.
Музей В.А.Тропинина и московских художников его времени. Москва.

141

https://img-fotki.yandex.ru/get/5200/92936793.10/0_1118f9_61a66e4a_orig.jpg
Старый солдат. 1843 год.
Холст, масло. 66 х 53 см.
Ивановский областной художественный музей.

142

https://img-fotki.yandex.ru/get/16118/92936793.11/0_111b62_deb35a0e_orig.jpg
Гроза над рощей. 1810-е годы.
Бумага, гуашь.

https://img-fotki.yandex.ru/get/32/92936793.10/0_1118fa_a721b787_orig.jpg
Украинская деревня. Гроза. 1810-е годы.
Бумага, гуашь, акварель. 21,2 х 29 см.
Музей В.А.Тропинина и московских художников его времени. Москва.

       В Кукавке Тропинин рисовал и окружавшую его сельскую природу . Он считал, что именно она является лучшим учителем, только нужно «предаться ей всей душой, и тогда работа будет получаться намного лучше.
       "Я всем обязан природе", — говорил Тропинин.

143

https://img-fotki.yandex.ru/get/6513/92936793.10/0_1118f7_ee5e012e_orig.jpg
Дупель и снегирь. Этюд. 1820-е годы.
Холст, масло. 20 х 29 см.
Государственная Третьяковская галерея. Москва.

144

https://img-fotki.yandex.ru/get/6821/92936793.10/0_1118fc_9a4f969c_orig.jpg
Сплетница. Рубеж 1820-1830-х годов.
Холст, масло. 62 х 55 см.
Архангельский музей изобразительных искусств.

145

https://img-fotki.yandex.ru/get/3514/92936793.10/0_1118fb_2721d356_orig.jpg
Продавец дров. Середина 1820-х годов.
Холст, масло.
Государственный Исторический музей. Москва.

146

https://img-fotki.yandex.ru/get/5626/92936793.10/0_111901_a19c5d94_orig.jpg
Портрет неизвестного. 1823 год.
Холст, масло. 100 х 79 см.
Иркутский художественный музей.

147

https://img-fotki.yandex.ru/get/46165/92936793.10/0_111902_9a66a1eb_orig.jpg
Портрет неизвестного из семьи Голицыных. Этюд. 1820-е годы.
Холст, масло. 24 х 21,5 см.
Музей В.А.Тропинина и московских художников его времени. Москва.

148

https://img-fotki.yandex.ru/get/69681/92936793.10/0_111903_4894607f_orig.jpg
Портрет старика в жабо. 1827 год.
Холст, масло. 62,6 х 52,5 см.
Государственная Третьяковская галерея. Москва.

149

https://img-fotki.yandex.ru/get/3807/92936793.10/0_111900_b4140c1e_orig.jpg
Портрет неизвестного с орденом Святой Анны. 1828 год.
Холст, масло. 74,5 х 64 см.
Государственная Третьяковская галерея. Москва.

150

https://img-fotki.yandex.ru/get/4420/92936793.10/0_111907_76d22de5_XXXL.jpg
Портрет неизвестной с красным зонтиком. Этюд. 1820-е годы.
Картон, масло. 46,5 х 30,3 см.
Государственная Третьяковская галерея. Москва.


Вы здесь » "Альтернатива" » Русские художники ХIХ века » Василий Андреевич Тропинин