"Альтернатива"

Объявление

 

 

 

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Альтернатива" » Русские художники ХIХ века » Кристина Робертсон


Кристина Робертсон

Сообщений 1 страница 50 из 79

1

*
Кристина Робертсон

https://img-fotki.yandex.ru/get/107800/92936793.47/0_16e9e7_b7553c7f_orig.jpg
Автопортрет. 1822 год.
Акварель на слоновой кости. 23 х 18,3 см. с рамкой.
Музей Виктории и Альберта. Лондон. Великобритания.

( 1796 - 1854 годы )

       Кристина Робертсон, урождённая Сандерс, родилась в Шотландии, в 1796 году в Кингхорне, близ Эдинбургa — умерла в 1854 году в Санкт-Петербургe) — шотландская художница-портретистка, работавшая при дворе Николая I в 1839—1841 и в 1849—1851 годах.
       Кристина Робертсон — племянница лондонского художника Джорджа Сандерса. Вероятно, он и обучил Кристину живописи, и помогал ей найти заказчиков в начале её пути. С 23 мая 1822 года — супруга портретиста Джемса Робертсона, венчание состоялось в церкви Мэрилебон в Лондоне. В браке родила восьмерых детей, но зрелого возраста достигли лишь четверо детей - два сына, Джон и Уильям, и две дочери, Агнесс и Мэри.
       В 1823 году работы Кристины Робертсон демонстрировались лондонской публике в залах Королевской Академии, а в следующие десять лет она приобрела солидную клиентуру среди аристократии и предпринимателей. С 1829 года - почётный член Королевской академии в Эдинбурге.
       Гравюры с портретов Робертсон, напечатанные в журналах и иллюстрированных альманахах, стали хорошо известны в континентальной Европе и в России. По мнению биографа Робертсон Елизаветы Ренне, эти портреты мало чем отличались от работ современников, публиковавшихся в тех же журналах, но именно следование духу времени сделало Робертсон модной среди петербургской знати.
       В 1837 году Кристина Робертсон была в Париже, где написала несколько портретов русских клиентов, любой из которых мог рекомендовать художницу императорскому двору. Как раз был период "англомании" при дворе и всё британское было модным. В 1839 году Кристина Робертсон принимает участие в выставке при академии художеств в Санкт-Петербурге.
       В первый раз Робертсон приехала в Санкт-Петербург в 1839 году. Вначале она писала портреты знати, некоторые из которых тиражировались в гравюрах Генри Робинсона, также жившего тогда в России. Весной 1841 года Робертсон была приглашена ко двору писать портреты Николая I и его семейства. В том же году серия ростовых портретов императрицы Александры Фёдоровны и её дочерей выставлялась в Академии художеств, а сама Робертсон стала почётным вольным общником Академии (второй женщиной — членом Академии после Виже-Лебрён). Граф Михаил Дмитриевич Бутурлин, описывая художественную жизнь Петербурга писал:
       «Госпожа Робертсон отобрала почти всю практику у своих собратий. У петербургской тогдашней знати вошло в моду списывать свои портреты заморскою этою артисткою, которая брала за них неслыханные цены, по 4000 или даже по 5000 рублей серебром, если портрет был в натуральный рост, по 2000 рублей (помнится мне) за поясной и по 700 (или около того) рублей за головной, с одними плечами... Модная Британская артистка написала, поочередно всю царскую семью во весь рост и получила за то около ста тысяч рублей серебром... не прошло и шести лет, как все эти знаменитые произведения перешли из дворцовых зал в полутемные коридоры, и о госпоже Робертсон едва ли кто ныне помнит.»
       Бутурлин был не вполне прав в своих оценках — акварельные портреты, написанные Робертсон, продолжали украшать рабочие кабинеты Александра II в течение всей его жизни. Парадный портрет Александры Фёдоровны оставался вывешенным в ротонде Зимнего дворца до Октябрьской революции, и пострадал во время переворота.
       В 1847 году Робертсон вернулась в Санкт-Петербург. В январе 1849 года её вновь пригласили в Зимний дворец писать портреты невесток Николая I — Марии Александровны и Александры Иосифовны. В феврале 1850 года Робертсон известили о том, что Николай I «не удовлетворён» новыми портретами и приказали исправить уже написанное. В сентябре 1851 года двор повелел хранителю эрмитажных портретов Фёдору Антоновичу Бруни вернуть все копии Робертсон без оплаты.
       В конце жизни Робертсон бедствовала, из-за отсутствия средств не могла вернуться в Англию. Смерть Робертсон во время Крымской войны, когда большинство британской колонии в Петербурге уехало из России, осталась незамеченной. Художницу похоронили на Волковском кладбище в Санкт-Петербурге.
       После Октябрьской революции портреты работы Робертсон, хранившиеся в частных собраниях, были рассеяны по провинциальным музеям. В Государственном Эрмитаже хранятся тринадцать работ Робертсон, из которых двенадцать атрибутированы точно, а одна — предположительно. Это семь портретов семьи Романовых, четыре портрета представителей семьи Юсуповых из собрания Юсуповского дворца, портрет Юлии Федоровны Куракиной и, по мнению Елизаветы Павловны Ренне, одна из лучших работ Робертсон — «Дети с попугаем». Кто именно изображён на этом двойном портрете 1850 года — так и не известно. Вероятно, что лицо Марии Александровны на эрмитажном портрете было переписано в манере Франца Винтерхальтера уже после смерти Робертсон. Три портрета, вызвавшие в 1850 году недовольство Николая I, хранятся в музеях Петергофа.
       Кристина Робертсон считается одной из самых талантливых художников середины 19-го века, а это значимое достижение для женщины и многодетной матери. Также очень интересно, что несмотря на её успех и популярность, очень мало известно о её жизни .
       Картины этой художницы не принадлежат к числу великих произведений, но всё же достойны внимания. Её работы содержат представление об ушедшей эпохе, позволяющей почувствовать её неуловимый аромат и подлинность... Портреты продолжают жить... и вместе с ними живёт наша память...

2

https://img-fotki.yandex.ru/get/194804/92936793.45/0_16e5ef_dd7f99dd_orig.jpg
Портрет Императора Николая I в полный рост
в мундире генерала Казачьих войск. 1840 год.

    Это официальный портрет, в полный рост, на портрете изображён Император Николай I, одетый в Казачий костюм, держащий шляпу в левой руке. На мундире голубая орденская лента Ордена Святого Андрея Первозванного, а также две звезды и несколько значков на левой груди.

3

https://img-fotki.yandex.ru/get/196534/92936793.46/0_16e748_931965be_orig.jpg
Портрет императрицы Александры Фёдоровны. 1840-1841 годы.
Холст, масло. 264 х 162 см.
Эрмитаж, Санкт-Петербург.

       Александра Фёдоровна ( 1798г.-1860г.) Седьмая императрица, супруга императора Николая I, короновалась вместе с супругом в 1825 году, царствовала до 1855 года, далее-вдовствующая императрица. До замужества, принцесса Шарлотта Прусская, дочь Фридриха Вильгельма III. Хрупкое, безответственное и изящное создание. Николай I питал к ней страстное и деспотическое обожание. Она сразу пришлась ко двору.
       Император Александр I любил с ней открывать балы, она любила танцы до упаду. Юный Пушкин пленился ею и она платила ему большой привязанностью. "Гений чистой красоты"- Василий Андреевич Жуковский сказал о ней, а Александр Сергеевич Пушкин повторил эту фразу в другом контексте. Одна из красивых и знатных женщин первой половины XIX века, была натурой творческой, писала портреты, стихи, имела много поклонников, шифровала их имена под название цветов, собрав таким образом целый гербарий. Каждый её переезд или отъезд на отдых равнялся по затратам для России неурожаю, разливу рек... Родила 9 детей, её сын - Император Александр II.
      Помимо псов, зачисленных в штат императорской охоты, в охотничьей слободе жили и собственные собаки членов августейших фамилий. Их содержание оплачивалось из личных средств императора. В описи 1847 года значатся: водолаз (ньюфаундленд) Гектор и щенок пуделя (имя не указано) Николая I Павловича, две шарлотки (карликовые пудели), принадлежавшие императрице Александре Фёдоровне, и 19 собак цесаревича Александра Николаевича.

https://img-fotki.yandex.ru/get/52085/92936793.46/0_16e787_399c267_orig.jpg
Портрет императрицы Александры Федоровны. 1840-е годы.
Литография 57,4 х 41,9 см.

4

https://img-fotki.yandex.ru/get/17846/92936793.8/0_10b96d_3cbea269_orig.jpg
Портрет императрицы Александры Федоровны. 1840-1841 годы.
Акварельные краски и белые блики, со следами карандашного
наброска на карте Бристоля. 25.3 х 19.6 см.
Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург.

       Будни императрицы были наполнены благотворительной и общественной деятельностью.
       Дочь Ольга вспоминала: «... распределение дня для Мама не было регулярным из-за её многочисленных обязанностей и различных визитов, которые она должна была принимать. По воскресеньям, после обедни, мужчины, по вечерам – дамы… их бывало от 40 до 50 чел. Это были утомительные обязанности. Мама была освобождена от них только после того, как сдало её здоровье».

5

https://img-fotki.yandex.ru/get/9220/92936793.8/0_10b96e_4c65f3a2_orig.jpg
Портрет императрицы Александры Фёдоровны. 1841 год.
Государственный музей им. А. С. Пушкина. Москва.   

   На официальных балах царь сам утверждает список тех, с кем будет танцевать его жена, причем чаще раза в два года ни одна фамилия в списке не повторяется. Самое большее, на что смогла отважиться "А.Ф.", было её увлечение князем Александром Трубецким, которого она в переписке с Бобринской называет Бархатом. И хотя Лалла-Рук и Бархат - лишь партнеры по редким танцам, конспирация не излишня: царь в конце концов отсылает Трубецкого за границу.

6

https://img-fotki.yandex.ru/get/5806/92936793.8/0_10b971_5fd0ec2b_orig.jpg
Портрет императрицы Александры Фёдоровны. 1850 год (?).
Незаконченный миниатюрный портрет. 13,97 х 11,43 см.

7

https://img-fotki.yandex.ru/get/103922/92936793.47/0_16e9e5_50564a3b_orig.jpg
Портрет императора Николая I. 1850 год (?)
Эскиз к большому портрету.

8

https://img-fotki.yandex.ru/get/14/92936793.8/0_10b970_525e108f_orig.jpg
Портрет императрицы Александры Фёдоровны. 1851 год.
Бристольский картон, акварель, белила. 34,5 х 25 см.
Эрмитаж. Санкт-Петербург.

         Государыня много болела в 1830–1850-е годы, что придавало Императорской семейной жизни определённый характер сдержанности и закрытости от внешнего мира.
       По настоянию врачей, требовавших от нее отдыха в лучшем климате, Императрица, страдавшая много лет болезнью сердца, предпринимала неоднократные путешествия.В 1840 году Государыня выдержала курс лечения в Эмсе (Германия), часть осени и зиму 1845-1846 года провела на Сицилии, близ Палермо, а весну 1846 года прожила в Неаполе и Флоренции, и только в июне возвратилась в Санкт-Петербург.

9

https://img-fotki.yandex.ru/get/4201/92936793.8/0_10b96f_8c7b23c3_orig.jpg
Портрет императрицы Александры Фёдоровны. 1853 год.
Холст, масло. 88 х 121 см.
Государственный Музей-Заповедник "Павловск".

       
        Поза Александры Фёдоровны напоминает её изображение на картине Кристины Робертсон начала 1840-х годов, где императрица смотрит парад, только в данном случае центральный фрагмент — фигура императрицы — приближен к зрителю и дан поколенно. Изменено платье, головной убор, причёска Александры Фёдоровны. Художница не сильно польстила императрице, запечатлев её постаревшие черты лица.
       Портрет был обнаружен в 1900 году великим князем Николаем Михайловичем в магазине эстампов и картин Фельтена на Невском проспекте в Петербурге и приобретён за 2 000 рублей.

10

https://img-fotki.yandex.ru/get/6113/92936793.8/0_10b976_e29d14a6_orig.jpg
Портрет Великой княжны Александры Николаевны в 13 лет. 1838 год.
Бристольский картон, акварель, карандаш. 27 х 20,3 см.
Частная коллекция.

       С большой нежностью вспоминала свою так рано ушедшую сестру великая княжна Ольга Николаевна: «Совсем ещё маленьким ребёнком она привлекала к себе прелестью своей болтовни. Она обладала богатой фантазией и прекрасно представляла не только людей, но даже исторические персонажи, словно переселяясь в них. В одиннадцать лет она могла вести за столом разговор, сидя рядом с кем-нибудь незнакомым, как взрослая, и не казалась преждевременно развитой: её грациозная прелесть и хитрая мордочка говорили сами за себя. Все в доме любили её, дети придворных её возраста просто обожали. ...
       Грациозность сказывалась во всем, что она делала, играла ли она со своей собакой, влезала ли на горку или же просто надевала перчатки. Её движения напоминали Мама, от которой она унаследовала гибкую спину и широкие плечи. В семье она называлась всеми "Домовой". Её английская воспитательница, поставившая себе задачей закалять Адини, выходила с ней на прогулку во всякую погоду, что в один прекрасный день вызвало сильный бронхит, и её жизнь была в опасности. Благодаря своему прекрасному организму она оправилась совершенно, но с болезнью исчез в ней ребёнок. Близость смерти сделала её совершенно иной. Смысл жизни и мысли о потустороннем стали занимать её» .

11

https://img-fotki.yandex.ru/get/57797/92936793.45/0_16e60a_28b147c9_orig.jpg
Портрет великой княгини Александры Николаевны. 1840 год.
Холст, масло. 249 х 151 см.
Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург.

       В то время Александра была поглощена мыслями о «своём Фрице», описывает ему в старательном рисунке свою просто обставленную комнату в Александровском дворце, главным украшением которой и здесь является теперь стоящий на мольберте его портрет, написанный летом Карлом Штейбейном, и считает дни до встречи с ним самим.
       К этому времени относится известный портрет Александры Николаевны. «В октябре, - вспоминала великая княжна Ольга Николаевна, - приехала мистрис Робертсон, известная английская художница, чтобы написать с Адини большой портрет в натуральную величину. В розовом платье, с волосами, заплетёнными в косы по обе стороны лица, - такой она изображена на нём. Она была немного меньше меня ростом, с не совсем правильными чертами лица и очень хороша своеобразной красотой. Её лицо всегда сияло весельем, но сейчас же меняло своё выражение, как только начинался разговор о чём-нибудь серьёзном. В молитве, когда я закрывала глаза, чтобы сосредоточится, она, наоборот, широко открывала глаза и поднимала руки, точно желая обнять небо».

12

https://img-fotki.yandex.ru/get/4810/92936793.8/0_10b9fc_74f44b3d_orig.jpg
Портрет неизвестной (предположительно Великая княгиня Александра). 1844 год.

         Постепенно Александра превратилась в красавицу, соперничавшую с Олли.
       Принц Фридрих-Вильгельм-Георг-Адольф, сын ландграфа Гессен-Кассельского прибыл на свадьбу Мэри в надежде познакомиться с великой княжной Ольгой Николаевной, чтобы заполучить её руку. Олли он показался добрым, "приятным и весёлым".
       Но, незадолго до бала в Большом Петергофском дворце, он увидел Адини; между ними пробежала искра. Олли уступила возможного жениха сестре. Объяснение с императрицей Александрой Фёдоровной в присутствии Адини состоялось на террасе дворца в Стрельне. «Адини любит его! - сказала Олли». «Она видела Фрица, - писала впоследствии Ольга Николаевна, - через поэтическую вуаль своих восемнадцати лет, и Бог отозвал её к Себе ранее, чем её взгляд увидел другое». Правда, после бракосочетания она пыталась развить своего Фридриха морально и духовно, отвлечь от светских развлечений, вела серьёзные разговоры, «читала с ним Плутарха, чтобы пример благородных мужей помог ему».
       Получалась, что Адини с замужеством опережала старшую сестру Ольгу Николаевну. Николай переживал и радовался одновременно. Великая княжна Ольга Николаевна писала: «Папа страдал из-за меня, и всё-таки он был счастлив удержать меня при себе. Конечно, он любил также и Адини, но она была для него ещё ребёнком, а не равной ему, с кем можно было поговорить, как со мною; к тому же Адини была всегда очень молчаливой в его обществе из-за боязни неправильно говорить по-русски. (Благодаря своей английской воспитательнице, она не научилась свободно говорить на своём родном языке).
       В день Петра и Павла, 29 июня, во время торжественного обеда была объявлена помолвка [сговор— Л.В.]. Когда Фриц незадолго до этого спросил Папа, смеет ли он говорить с ним, Папа заключил его в объятия и сказал: "Вот мой ответ!"».
       Когда царская семья 22 августа по обыкновению переселяется на осенние месяцы в Царское Село, Адини не подозревает, что не только на это лето — самое блаженное в её жизни, но навсегда прощается она с «петергофским раем» — с великолепием его каскадов и фонтанов, с далью моря и мечтательными дорожками Александрии, с уютом любимого Коттеджа. Здесь, в своёй обставленной «с прелестной простотой» девичьей комнате, где центральное место на столе занимает теперь портрет её возлюбленного, 29 июля она записывает на последней странице дневника: "Кончаю этот дневник и, по странной случайности, одновременно завершаю своё девичье существование. Оно было прекрасным, это существование, и очень счастливым. Я не знала горя. Бог и любящие меня люди помогли мне запастись необходимым для моей будущности. Оно раскрывается теперь передо мной как заря прекрасного дня. Так пусть же облака, которые её обложат, рассеются прежде вечера, а вечер моей жизни да будет похож на его зарю! Да поможет мне Бог! "
       Могла ли подозревать она, полная светозарных надежд, что судьба тем временем уже обводила её едва расцветающую жизнь траурной рамкой? Могла ли ведать, что никогда больше не суждено ей повторить и долгие прогулки по осенним аллеям царскосельского парка, где она даёт теперь волю своим мечтам о будущем? Она не знает всего этого и счастлива, как может быть счастливым только юное влюблённое существо.
       Правда, уже с весны её донимает затяжной кашель, который, несмотря на микстуры, упорно не желает проходить. Первые ростки тревоги начинают закрадываться в сердце матери, и она не может удержаться, чтобы почти бессознательно не поделиться ими с женихом, к которому она с самого начала и до конца своих дней питала «поистине материнские чувства» — «словно я носила тебя под своим сердцем», как признаётся ему сама Александра Фёдоровна. «Обилие Твоих писем делает Твою Адини счастливой, — пишет она будущему зятю. — Всякий раз, получая Твое письмо, она краснеет от удовольствия. Здоровье её вполне в порядке, только что-то очень странно, что кашель всё ещё не совсем прошёл».
       Впрочем, сама невеста, витающая в радужных грёзах, не придает этому значения, тем более что и её доктор Раух не видит никаких поводов для беспокойства.
       Возвращение же после Пасхи в Зимний дворец происходило уже без Адини. Она была в ожидании [беременна —Л.В.] и очень ослабела от сильного кашля. Врачи предписали ей покой и уложили в постель на три недели. После этого срока она переехала в Зимний дворец и поселилась в своих мрачных комнатах, страдая по свету и зелени садов в Аничковом, которые там были под окнами». Изменений к лучшему не наблюдалось: «Поездки в коляске ей были запрещены, и она проводила целые дни, безропотно лежа на диване. Никто не беспокоился о ней. Папа предпринял поездку в Англию, чтобы познакомится со своей юной племянницей Викторией и её супругом Альбертом. В разгар празднеств в его честь он узнал ужасную новость, что у Адини скоротечная чахотка. Сам Мандт приехал к нему, чтобы сказать эту ужасную новость».
       Когда Николай Павлович вернулся, семья уже жила в Царском Селе. Казалось «деревенский воздух» оживил Адини. Она стала предпринимать вместе с Фрицем поездки на коляске. Диагнозу, сделанному Мандтом, не хотелось верить; ждали чуда.
       Придворные врачи не смогли вовремя распознать болезнь и поставить правильный диагноз. Лейб-медик Раух проглядел заболевание, а когда понял, «впал в расстройство умственных сил», — писал граф М. А. Корф в воспоминаниях «Кончина и погребение великой княгини Александры Николаевны».
       К сожалению, состояние Александры Николаевны ухудшалось. Ей пришлось жить отдельно от Фрица: «В середине июня, за несколько дней до девятнадцатилетия, положение ухудшилось. Она была точно выжжена жаром. Приступы тошноты мешали ей принимать пищу, а припадки кашля - до сорока раз за ночь - разгоняли сон».
       Между тем Александра Николаевна не подозревала, что обречена, «услаждала скуку болезни воздушными замками о будущем пребывании своём в Дании и о воспитании ожидаемого младенца», расспрашивала брата Константина, вернувшегося из морской поездки в Данию, о приготовлении дворца и «в последние дни любила окружать себя своими нарядами и любоваться ими».
       29 июля «во всём положении больной произошла такая перемена, которая явственно указывала врачам, что ей не пережить дня». В  ночь с 28 на 29 июля у неё начались схватки, свидетельствующие о преждевременных родах. Отец Бажанов исповедовал и в восемь часов утра причастил больную роженицу. «Между девятью и десятью часами, — продолжает Ольга Николаевна, - у неё родился мальчик. Ребёнок заплакал. Это было её последней радостью на земле, настоящее чудо, благословение Неба».
       Ребёнок родился шестимесячным. Лютеранский пастор крестил младенца под именем Фриц-Вильгельм-Николай [существует и другая версия, что крестил сам Николай Павлович—Л.В.]. По свидетельству Ольги Николаевны он жил до обеда (по другим данным, полтора часа).    .
       Адини заснула и «в четыре часа пополудни она перешла в иную жизнь. Вечером она уже лежала, утопая в море цветов, с ребёнком в руках, в часовне Александровского дворца. Я посыпала на её грудь лепестки розы, которую принесла ей за день до того с куста, росшего под её окном. Священники и дьяконы, которые служили у гроба, не могли петь и служить от душивших их рыданий. Ночью её перевезли в Петропавловскую крепость: Фриц, Папа и все братья сопровождали гроб верхом».

13

https://img-fotki.yandex.ru/get/9313/92936793.8/0_10b973_8d43453c_orig.jpg
Портрет Великих княжон Ольги Николаевны и Александры Николаевны. 1840 год.
Холст, масло. 36,5 х 29,5 см.
Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург.

14

https://img-fotki.yandex.ru/get/16132/92936793.8/0_10b977_ffb31bd7_orig.jpg
Портрет великой княгини Ольги Николаевны. 1841 год.
Холст, масло. 260 х 198 см.
Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург

15

https://img-fotki.yandex.ru/get/15491/92936793.8/0_10b975_edd6bf94_orig.jpg
Портрет Великой княгини Ольги Николаевны. 1841 год.
Холст, масло. 249 х 151 см.
Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург.

16

https://img-fotki.yandex.ru/get/16146/92936793.8/0_10b978_1c836ac8_orig.jpg
Портрет Великой княгини Ольги Николаевны.
Карандаш, акварель. 52 х 35,5 см.

         Ольга Николаевна Романова родилась в 1822 году. В 1846 году  вышла замуж за принца Вюртембергского Карла Фридриха Александра, ставшего королём Карлом I в 1864 году. Русская княгиня, впоследствии ставшая королевой Вюртембергской, была известна и почитаема. 
       Благодаря её инициативе были вызваны к жизни многие благотворительные учреждения. Пережив своего супруга на один год, Ольга Николаевна скончалась в возрасте 70 лет в королевском замке Фридрихcхафен. Детей не было. После смерти она оставила потомкам мемуары "Сон юности, или Записки дочери Императора Николая I Великой Княгини Ольги Николаевны, королевы Вюртембергской".

17

https://img-fotki.yandex.ru/get/5102/92936793.8/0_10b979_41ebdaa3_orig.jpg
Портрет Великой княжны Марии Николаевны. Около 1840-го года.
Бристольский картон, акварель, карандаш, лак. 21 х 17 см.
Частная коллекция.

18

https://img-fotki.yandex.ru/get/108168/92936793.47/0_16eac6_7dfaa88e_orig.jpg
Портрет Великой княгини Марии Николаевны. 1841 год.
Холст, масло. 249 х 151 см.
Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург.

        Великая княжна Мария Николаевна родилась 18 августа 1819 года в Павловске.  В отличие от многих принцесс того времени, чьи браки заключались по династическим соображениям, Мария Николаевна вышла замуж по любви.
       Со своим избранником, герцогом Максимилианом Лейхтенбергским, младшим сыном Евгения Богарне и внуком императрицы Жозефины она познакомилась в 1837 году, когда он приехал в Санкт-Петербург на кавалерийские манёвры. Год спустя, во время его второго приезда, обнаружилось их взаимная склонность друг к другу. Несмотря на происхождение Максимилиана и его вероисповедание (он был католиком), Николай I дал согласие на брак с ним своей дочери при условии, что супруги будут жить в России, а не за границей.

https://img-fotki.yandex.ru/get/133483/92936793.47/0_16e9d0_ddc617_orig.jpg
Портрет Великой княгини Марии Николаевны. 1841 год.
Холст, масло. Фрагмент ростового портрета.
Является самостоятельным портретом.
Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург.

19

https://img-fotki.yandex.ru/get/31082/92936793.7/0_10b969_831d6357_orig.jpg
Великая княгиня Мария Николаевна с детьми. 1849 год.
Холст, масло. 91 х 104,5 см.
Русский Музей. Санкт-Петербург.

      Мария Николаевна изображена с детьми: Марией (1841-1914гг.), Евгенией (1845-1928гг.), Николаем (1843-1890гг.) и Евгением (1841-1901гг.). По всей видимости, великая княгиня с детьми изображена в интерьере дворца герцогов Лейхтенбергских в Сергиевке близ Петербурга.

20

https://img-fotki.yandex.ru/get/195990/92936793.47/0_16eaca_4e1c7580_orig.jpg
Портрет великой княгини Марии Николаевны. 1851 год.
Акварель, гуашь, белые блики, и карандаш на тонкой белой карточке.
34,2 х 20,4 см.
Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург.

       Мария Николаевна вышла замуж вторично в 1853 году за графа Григория Александровича Строганова. Этот брак был заключён в тайне от отца Марии Николаевны императора Николая I при содействии наследника и его жены. После смерти Николая I брак был признан законным особым Актом, подписанным Александром II и императрицей Александрой Фёдоровной. Брак при этом остался тайным.
       В первом браке с герцогом Максимилианом Лейхтенбергским у Марии Николаевны родилось семеро детей и двое от второго брака.
       Умерла Мария Николаевна 21 февраля 1876 года в Санкт-Петербурге в возрасте 56 лет.

21

https://img-fotki.yandex.ru/get/15527/92936793.8/0_10b97b_3fa85a99_orig.jpg
Портрет великой княгини Марии Николаевны. Овал. Около 1850-го года. 
Бристольский картон, акварель, гуашь, белила. 23,8 х 20 см.
Пушкинский музей изобразительного искусства. Москва.

22

https://img-fotki.yandex.ru/get/3608/92936793.8/0_10b980_e3437df4_orig.jpg
Портрет Великой княгини Марии Александровны. Конец 1840-х годов.
Холст, масло. 249 х 157 см.
Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург.

       Мария Александровна (1824-1880гг.), урождённая Максимилиана-Вильгельмина-Августа-София-Мария, дочь Людвига II, герцога Гессен-Дармштадтского. В 1841 году вышла замуж за великого князя цесаревича Александра Николаевича (с 1855 года — император Александр II).

23

https://img-fotki.yandex.ru/get/16132/92936793.8/0_10b97d_73cd3d1f_orig.jpg
Портрет Великой княгини,
будущей Императрицы Марии Александровны. 1850 год.
Бристольский картон, акварель, карандаш, белила
и белые блики на тонкой белой карточке. 34,2 х 24,6 см.
Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург.

24

https://img-fotki.yandex.ru/get/4127/92936793.8/0_10b97c_a014001_orig.jpg
Портрет Великой княгини,будущей Императрицы
Марии Александровны. 1850 год. Овал.
Холст, масло. 70 х 58 см. 
Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург.

25

https://img-fotki.yandex.ru/get/102077/92936793.45/0_16e60d_2019cf9_orig.jpg
Портрет детей с попугаем. 1850 год.
Холст, масло. 112 х 104 см.
Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург.

       "Портрет детей с попугаем" (1850 год), в котором изображённые помещены на фоне русского пейзажа с берёзами, дальней рекой и белой церковью на берегу,  является исключением среди холодных и помпезных работ художницы.
       Одна из лучших работ Кристины Робертсон. Кто именно изображён на этом двойном портрете — так и не известно.

26

https://img-fotki.yandex.ru/get/196183/92936793.45/0_16e641_787ea9a9_orig.jpg
Портрет Великой княгини Елены Павловны. 1841 год.
Акварель на слоновой кости, бронза.  24,76 х 19,05 см.
Музей Хиллвуд. Вашингтон. США.

       Портрет Великой княгини Елены Павловны, сидящей на красном диване. Её золотые волосы, заплетены в косы и уложены на висках. На ней надето синее платье с низким вырезом и с отделкой из кружева, на шее колье и на руках браслеты. Слева стоит стол с красной мраморной столешницей, ваза с цветами, открытая книга и золотая ваза в стиле 17-го века. На задней части дивана красноватый плащ, подбитый горностаем.

27

https://img-fotki.yandex.ru/get/61248/92936793.45/0_16e640_3f5fe463_orig.jpg
Портрет Великой княгини Елены Павловны. 1840-е годы.
Государственный музей-заповедник "Павловск".

28

https://img-fotki.yandex.ru/get/151498/92936793.45/0_16e645_afe61d6c_orig.jpg
Портрет Великой княжны Ольги Николаевны. 1840-е годы.

29

https://img-fotki.yandex.ru/get/196010/92936793.46/0_16e746_93562533_orig.jpg
Александр, Владимир и Николай Александровичи - великие князья, детьми. 1849 год.
Бристольский картон, акварель, гуашь, белила. 27,2 х 21,0 см.
Углы закруглены.

           Сыновья великого князя Александра Николаевича (1818-1881 годы, с 1855 - император Александр II): старший сын, наследник цесаревич Николай (1843-1865 годы) скончался в Ницце после продолжительной болезни; Александр (1845-1896 годы), с 1881 - император Александр III; Владимир (1847-1909 годы).
         Поскольку все великие князья получали домашнее воспитание, личности воспитателей играли важнейшую роль в формировании мировоззрения будущего государя, становясь им близкими, почти родными людьми. Отбор наставников для великих князей был делом серьезнейшим: допускались исключительно «особы добронравные, поведения, основанного на здравом рассудке и честности, и которые с детьми умели бы обходиться приятно и ласково». Воспитатели осознавали как величайшую честь, им оказанную так и величайшую ответственность, на них возложенную. «Государь дал мне то, что для меня и целой России есть драгоценнейшего – сына, наследника престола. Да поможет мне Бог исполнить мое великое дело» — писал родным Карл Карлович Мердер. В свою очередь, и монаршие воспитанники платили наставникам искренней привязанностью. Дневниковые записи Мердера свидетельствуют о том, что во время его болезни Александр Николаевич не скрывал искреннего сочувствия учителю: «Видя меня слабым и страдающим, он заливался слезами, и только силой могли отвести его от моей постели».
        Фактически дети росли в военной форме. Однако в конце 1840-х годов. Николай Павлович несколько модифицировал детскую одежду. Самые маленькие внуки, лет до трёх, донашивали платья своих старших сестёр. Под платьями мальчики носили широкие панталончики. Эта странная традиция сохранялась в дворянской среде повсеместно вплоть до начала XX в. Остались гравюры маленького Александра II, одетого в платьица с декольте, украшенные «жуткими розочками»; фотографии 1870-х года; маленького Николая II, одетого в платьице; фотографии начала XX в., на которых цесаревич Алексей запечатлен в таких же платьицах, что и его отец в 1870-х года.

30

кр

31

кр

32

кр

33

https://img-fotki.yandex.ru/get/169451/92936793.46/0_16e747_2605f7bc_orig.jpg
Портрет княгини Татьяны Васильевны Юсуповой. 1841 год.
Холст, масло. 231,2 х 148,3 см.
Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург.

          Юсупова Татьяна Васильевна, урождённая Энгельгардт, племянница светлейшего князя Григория Александровича Потёмкина-Таврического.
        Татьяна Васильевна сама занималась управлением многочисленных имений и своих, и супруга. Благодаря своему практическому умению и искусному управлению делами она сумела увеличить и без того огромное состояние Юсуповых, хотя и без того только её наследство от Потёмкина составляло 18 миллионов рублей. Татьяна Васильевна считалась в обществе знатоком в финансовых вопросах, многие к ней обращались за советами. Некоторые принимали её скромный образ жизни, привычку к простому столу и нелюбовь к роскоши за скупость. Но в действительности она большие суммы тратила на благотворительность, причём зачастую анонимную. Только случайно люди узнавали, что свалившаяся, как по волшебству, необходимая сумма денег исходила от княгини Юсуповой.

34

https://img-fotki.yandex.ru/get/196121/92936793.45/0_16e648_48dc4305_orig.jpg
Портрет княгни Татьяны Васильевны Юсуповой в кресле. 1841 год.
Холст, масло. 113 х 89,5 см.
Государственный Русский музей. Санкт-Петербург.

35

https://img-fotki.yandex.ru/get/195637/92936793.45/0_16e647_deb4e8d4_orig.jpg
Портрет князя Бориса Николаевича Юсупова. 1850 год.
Холст, масло.  110,5 х 92 см.
Государственный Русский музей. Санкт-Петербург.

        Князь Борис Николаевич Юсупов (1794-1849 годы), сын действительного тайного советника князя Николая Борисовича Юсупова и Татьяны Васильевны Юсуповой (Энгельгардт).
        Князь, действительный статский советник, гофмейстер (с 1848 года). Был дважды женат: на П.П. Щербатовой и З.И. Нарышкиной с 1827 года. Изображён в мундире гофмейстера, со звёздами орденов Cвятой Анны 1 ст., Святого Владимира 3 ст., бриллиантовым командорским крестом ордена Святого Иоанна Иерусалимского Судя по дате, портрет был закончен после смерти Юсупова.

Проклятие рода Юсуповых

        Сами Юсуповы из поколения в поколение передавали слова проклятия: «И пусть из рода всего до 26 лет доживает только один. И да будет так, пока весь род не изведётся под корень». Суеверия суевериями, но сбывались слова столь витиеватого заклятия неукоснительно. Сколько бы ни рожали женщины из этой семьи детей, до злосчастных 26 лет и более преклонного возраста всегда доживал лишь один из них. 
       Впрочем, современные историки говорят, что у семьи наверняка была какая-то генетическая болезнь. Дело в том, что «родовое проклятие князей Юсуповых» начало себя проявлять далеко не сразу, чтобы о том ни говорило предание. По одному ребёнку начало выживать только после Бориса Григорьевича (1696-1759 годы). До тех пор каких-то сведений о малом числе выживших наследников нет, что позволяет предположить наследственное заболевание. Это подозрение подтверждается тем фактом, что с девочками в роду всё обстояло намного лучше - они куда чаще доживали до зрелых лет. С тех пор у каждого главы рода был только один сын. Из-за этого на всём протяжении XVIII-XIX веков семья фактически находилась на грани полного исчезновения.
      Впрочем, это печальное обстоятельство имело и свою положительную сторону: в отличие от всех прочих княжеских родов, которые к концу XIX века в большинстве своём полностью промотали свои состояния, у Юсуповых с деньгами всё было более чем в порядке.

36

https://img-fotki.yandex.ru/get/51134/92936793.46/0_16e749_22b1aab4_orig.jpg
Портрет княгини Зинаиды Ивановны Юсуповой. 1840-е годы.

        Княгиня Зинаида Ивановна Юсупова, урождённая Нарышкина (2 ноября 1809 года, Москва — 16 октября 1893 года, Париж) — фрейлина, русская аристократка, «светская львица».
       Удивительная женщина, про нее столько можно рассказывать, кстати она одна из немногих прожила долгую и, похоже, счастливую жизнь.
       Из мемуаров Феликса Юсупова о прабабушке Зинаиде Ивановне Юсуповой:
       "В детстве посчастливилось мне знать прабабку мою, Зинаиду Ивановну Нарышкину, вторым браком графиню де Шово. Она умерла, когда было мне десять лет, но помню я её очень ясно. Прабабка моя была писаная красавица, жила весело и имела не одно приключенье. Пережила она бурный роман с молодым революционером и поехала за ним, когда того посадили в Свеаборгскую крепость в Финляндии. Купила дом на горе напротив крепости, чтобы видеть окошко его каземата.
       Когда сын её женился, она отдала молодым дом на Мойке, а сама поселилась на Литейном. Этот новый её дом был точь-в-точь как прежний, только меньше.
       Впоследствии, разбирая прабабкин архив, среди посланий от разных знаменитых современников нашёл я письма к ней императора Николая. Характер писем сомнений не оставлял. В одной записке Николай говорит, что дарит ей царскосельский домик «Эрмитаж» и просит прожить в нём лето, чтобы им было где видеться. К записке приколота копия ответа. Княгиня Юсупова благодарит Его Величество, но отказывается принять подарок, ибо привыкла жить у себя дома и вполне достаточна собственным именьем! А всё ж купила землицы близ дворца и построила домик – в точности государев подарок. И живала там, и принимала царских особ.
       Двумя тремя годами позже, поссорившись с императором, она уехала за границу.
       Обосновалась в Париже, в купленном ею особняке в районе Булонь сюр Сен, на Парк де Прэнс. Весь парижский бомонд Второй Империи бывал у неё. Наполеон III увлёкся ею и делал авансы, но ответа не получил. На балу в Тюильри представили ей юного француза офицера, миловидного и бедного, по фамилии Шово. Он ей понравился, и она вышла за него. Купила она ему замок Кериолет в Бретани и титул графа, а себе самой – маркизы де Серр. Граф де Шово вскоре умер, завещав замок своей любовнице.
      Графиня в бешенстве выкупила у соперницы замок втридорога и подарила его тамошнему департаменту при условии, что замок будет музеем.
      Каждый год мы ездили к прабабушке в Париж. Она жила одна с компаньонкой в своём доме на Парк де Прэнс. Поселялись мы во флигеле, соединенном с домом переходом, и в дом ходили по вечерам. Так и вижу прабабку, как на троне, в глубоком кресле, и на спинке кресла над ней три короны: княгини, графини, маркизы. Даром что старуха, оставалась она красавицей и сохраняла царственность манер и осанки. Сидела нарумяненная, надушенная, в рыжем парике и снизке жемчужных бус.
      В иных вещах проявляла она странную скупость. К примеру, угощала нас заплесневелыми шоколадными конфетами, какие хранила в бонбоньерке из горного хрусталя с инкрустацией. Я один их и ел. Думаю, потому она и любила меня особенно. Когда тянулся я к шоколадкам, которые никто не хотел, старушка гладила меня по голове и говорила: «Какое чудное дитя».
     Умерла она, когда ей было сто лет, в Париже, в 1897 году, оставив моей матери все свои драгоценности, брату моему булонский особняк на Парк де Прэнс, а мне – дома в Москве и Санкт Петербурге."

37

https://img-fotki.yandex.ru/get/173114/92936793.46/0_16e74e_d5847fe0_orig.jpg
Портрет княгини Зинаиды Ивановны Юсуповой. 1840-е годы.
Холст, масло.
Государственная Третьяковская галерея. Москва.

       Зинаида Ивановна происходила из младшей ветви Нарышкиных. Она родилась 2 ноября 1809 года в Москве. Её отцом был камергер Иван Дмитриевич Нарышкин, матерью — Варвара Николаевна Ладомирская, внебрачная дочь фаворита императрицы Екатерины II Ивана Римского-Корсакова и графини Екатерины Строгановой. Крестины состоялись 13 ноября.
       Родители приложили все усилия, чтобы Зинаида и её брат Дмитрий получили хорошее домашнее образование. Впоследствии княгиня Юсупова отличалась познаниями в поэзии и искусстве, именно она продолжила коллекцию картин, которую начали собирать предки её мужа.
      Со своим будущим мужем князем Борисом Юсуповым фрейлина Зинаида познакомилась в Москве во время коронационных торжеств 1826 года. Он был единственным сыном Николая Юсупова и Татьяны Энгельгардт. К этому времени ему уже исполнилось тридцать лет, и в течение шести лет он был вдовцом (в 1820 году скончалась при родах его первая жена Прасковья Павловна Щербатова). Пятнадцатилетняя Зинаида была одной из блистательных великосветских красавиц. Вспоминая о празднествах, граф В. А. Соллогуб писал:
« … в устах всех были слышны имена графини Завадовской, Фикельмон, фрейлины княжны Урусовой и девицы Нарышкиной, впоследствии княгини Юсуповой. Все четыре были красавицы писаные, все четыре — звёзды первой величины тогдашнего петербургского большого света.»
     Князь Юсупов был вынужден приложить немало усилий, чтобы добиться расположения родителей Зинаиды. К этому времени он уже предпринял несколько попыток сватовства, но несмотря на богатство и титул, везде получал отказ. 11 октября 1826 года состоялось обручение, А. Я. Булгаков писал брату:
« Вчера развозили карточки, объявляющие о помолвке сахарчика Бориньки с фрейлиной Зинаидой Ивановной Нарышкиной. Надобно будет ехать поздравить старика и жениха. Невеста сидела вчера в «Отелло» в юсуповской ложе вся в бриллиантах, вероятно, женихом подаренных.»
     Но свадьба была отложена из-за вмешательства княгини Татьяны Васильевны.
« Уезжая из Москвы, я надеялся вскоре быть счастлив, соединив свою жизнь с жизнью Зенеиды. Но маман, против воли которой я никогда не посмею пойти, просила отложить свадьбу. Огорчения мои были так велики из-за этой задержки, что я едва не заболел. »
     Пышное бракосочетание состоялось 19 января 1827 года в Москве, но не совсем благополучно. Юсупов поехал в церковь, забыв получить благословение отца, для чего ему пришлось вернуться домой. В церкви Зинаида Ивановна уронила кольцо, оно закатилось так далеко, что его не нашли и взяли другое. А. Я. Булгаков замечал, что у «необыкновенного жениха должны быть необыкновенные происшествия. В церкви невеста была очень весела, а жених задумчив и нахмурен.»
     Но уже вскоре молодая супруга разочаровалась в браке, сообщив отцу, что «ей очень скучно в Петербурге». В письме брату от 2 мая 1827 года А. Я. Булгаков писал: «Да с Боренькой где не соскучишься, хотел я ему сказать в ответ». А. И. Тургенев, сравнивая её с «прикованным зефиром», отмечал, что «всё в ней ещё — поэзия. Только её муж напоминает презренную прозу.»
     В октябре 1827 года у супругов родился сын, названный в честь деда Николаем. Вскоре Зинаида родила дочь, умершую при родах. После этого она фактически разорвала брачные отношения, позволив мужу заводить любовниц. Согласно семейной легенде это произошло из-за родового проклятия Юсуповых, которого она опасалась.

38

https://img-fotki.yandex.ru/get/196081/92936793.46/0_16e75a_2e3b95d3_orig.jpg
Портрет княгини Зинаиды Ивановны Юсуповой. Около 1840 года.
Холст, масло. 93 х 62 см.
Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург.

39

https://img-fotki.yandex.ru/get/37849/92936793.46/0_16e769_40982565_orig.jpg
Портрет княгини Зинаиды Ивановны Юсуповой. 1840-е годы.
Холст, масло. 66 х 54,3 см.
Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург.

40

https://img-fotki.yandex.ru/get/195637/92936793.46/0_16e76a_86b6891b_orig.jpg
Портрет княгини Зинаиды Ивановны Юсуповой. 1849-1850 годы.
Холст, масло. 97 х 76 см.
Краснодарский Краевой художественный музей.

41

https://img-fotki.yandex.ru/get/197213/92936793.46/0_16e76c_b4cda088_orig.jpg
Портрет княгини Зинаиды Ивановны Юсуповой. 1849-1850 годы.
Авторская копия. З.И.Юсупова изображена в синем бархатном платье

42

https://img-fotki.yandex.ru/get/50260/92936793.46/0_16e76e_13437ab3_orig.jpg
Портрет князя Николая Борисовича Юсупова подростком. 1840 год.
Холст, масло. 106 х 78,5 см.
Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург.

       Князь Николай Борисович Юсупов—младший (12 октября 1827 года, Санкт-Петербург — 19 июля 1891 года, Баден-Баден) — один из богатейших помещиков Российской империи, коллекционер, музыкант-любитель, благотворитель. По чинам — гофмейстер, действительный статский советник. Последний представитель мужской линии рода князей Юсуповых.
      Родился в семье князя Бориса Николаевича Юсупова и его второй супруги Зинаиды Ивановны, урождённой Нарышкиной. Имя своё новорожденный по юсуповской традиции получил в честь деда, князя Николая Борисовича Юсупова, который 20 октября 1827 года писал: «Сего октября, 12-го числа, супруга жительствующего в Санкт-Петербурге сына моего князя Бориса Николаевича княгиня Зинаида Ивановна благополучно разрешилась от бремени рождением их сына, а мне внука, князя Николая Борисовича…». По случаю был отслужен благодарственный молебен в имениях Юсуповых. Крестил ребёнка император Николай I.
      Среди предметов, которым Николая Борисовича обучали в детстве, особое внимание уделялось рисованию и музыке. Князь Борис писал сыну:
« На первых порах, кроме меня и Вашей матушки, которые пекутся только о Вашем счастье, пусть скрипка и кисть станут Вашими друзьями — эти не предадут».

43

https://img-fotki.yandex.ru/get/131711/92936793.46/0_16e7e2_67876434_orig.jpg
Портрет княгини Марии Фёдоровны Барятинской. 1845 год.
Холст, масло.
Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург.

         Графиня Мария Фёдоровна Келлер (1792—1858 годы), дочь прусского дипломата, благотворительница. «В своё время, по общим отзывам, была великолепнейшею из дам большого света как по замечательной красоте своей, так и по роскоши, которою она окружала себя»
         В 1813 году вышла замуж за князя Ивана Ивановича Барятинского (1767 год — 15 июня 1825 года, Ивановское, Курская губерния) — известного в своё время англомана и агронома. Князь - крупный землевладелец, создатель усадьбы Марьино под Рыльском. Единственный наследник своего отца, знаменитого дипломата И. С. Барятинского. В 1806-12 годах - русский посол при дворе короля Баварии в Мюнхене.

44

https://img-fotki.yandex.ru/get/40987/92936793.46/0_16e909_95fba7d_orig.jpg   
Портрет Ольги Ивановны Орловой-Давыдовой. 1840-е 
Холст, масло. 142 x 117 см.
Симферопольский художественный музей.

          Ольга Ивановна Орлова-Давыдова (1814-1876 годы) - дочь князя Ивана Ивановича Барятинского (1722-1825 годы), одного из самых влиятельных и богатых людей России - тайного советника, камергера, дипломата, посланника в Лондоне и Мюнхене.
       В 1832 году Ольга Ивановна вышла замуж за Владимира Петровича Давыдова (1809-1882 годы), действительного статского советника, внука графа Владимира Григорьевича Орлова (1743-1831 годы), младшего из пяти знаменитых братьев Орловых - сподвижников Екатерины II.
       В 1856 году Владимиру Петровичу было высочайше дозволено принять фамилию и титул его деда по матери и именоваться графом Орловым-Давыдовым.
       Ольга Ивановна Барятинская, из древнего рода князей Барятинских. Её дальний предок по отцу – Михаил Черниговский - был причислен к лику Святых русской православной церковью, прадед следил когда-то за отливкой Царь-колокола.
       Дед Ольги Ивановны – князь Иван Сергеевич Барятинский был участником дворцового переворота 1762 года, в результате которого на российский престол взошла Екатерина II. Она щедро вознаградила своих сторонников, в том числе князя Барятинского, даровав ему земли, имения, крепостных. Жемчужиной выделялось среди других имение князя «Марьино» в Курской губернии, где и прошло детство Ольги Ивановны и её четырех братьев и двух сестёр. 
       Отец Ольги Ивановны – Иван Иванович Барятинский был долгое время послом в Англии, там он и женился в первый раз на англичанке,  умершей  в родах. Второй раз он женился на Марии Фёдоровне Келлер. В честь неё и получило своё название имение «Марьино».

45

https://img-fotki.yandex.ru/get/58717/92936793.46/0_16e910_95721bb0_orig.jpg
Портрет графа Владимира Петровича Орлова-Давыдова. 1840 год.
Холст, масло. 230 x 147 см.
Государственный Русский музей. Санкт-Петербург.

        Владимир Петрович -  сын Натальи Владимировны Давыдовой, урождённой графини Орловой, и кавалергарда Петра Львовича Давыдова, участника Отечественной войны 1812 года и заграничных походов. 
       Владимир Петрович носил фамилию Давыдов, и только в 1856 году ему было Высочайше разрешено прибавить к своей ещё и фамилию знаменитого деда. Так Владимир Петрович стал родоначальником новой династии Орловых-Давыдовых и её первым представителем.   Нося фамилию Давыдов, он всегда был Орловым, в первую очередь.
       В Эдинбургском университете, где учился граф, высоко оценили писательские труды Владимира Петровича Орлова-Давыдова, и граф был удостоен почётной учёной степени.
       В 1832 году Владимир Петрович Давыдов женился на 18-летней княжне Ольге Ивановне Барятинской и занялся обустройством своих многочисленных имений.  .
       С Ольгой Ивановной Барятинской они прожили 43 года в любви и согласии и воспитали шестерых детей: троих сыновей и трёх дочерей.

46

https://img-fotki.yandex.ru/get/41340/92936793.46/0_16e90d_5c375e87_orig.jpg
Портрет Ольги Ивановны Орловой-Давыдовой. 1841 год.
Холст, масло.
Государственная Третьяковская галерея. Москва.

       Ольга Ивановна, как и все её братья и сёстры, получила прекрасное домашнее образование, говорила на трёх иностранных языках.  Её мать  Мария Фёдоровна Келлер, красавица с прекрасным характером и доброй душой, в юности была дружна с Александрой Фёдоровной, будущей супругой императора Николая I . В Петербурге М.Ф.Келлер была известной благотворительницей,  попечительницей петербургского Общества сестёр милосердия. После её смерти общину возглавила дочь – Ольга Ивановна Орлова-Давыдова, а позднее внучка Мария Владимировна.
       Благотворительность была главным делом и в семье Орловых-Давыдовых. Они строили храмы и больницы, школы и училища. Многое, из созданного ими, существует до сих пор, как существует и исправно функционирует больница в селе Семеновское. Урожденная княжна, потом графиня  Ольга Ивановна, прожив детство и юность в деревне, была необыкновенна простой в обхождении. Она умела найти язык со своими крестьянами, не боялась их,  не отгораживалась,  и они испытывали к ней уважение и считали своей.
       Ольга Ивановна опекала школу в «Усолье», и она стала лучшей в крае.
       Сохранился интересный документ, рассказывающий об этой удивительной женщине. Это письмо И.С.Аксакова к Ю.Ф.Самарину. Автор письма потрясен впечатлениями, полученными от знакомства с семьей Орловых-Давыдовых. Его удивил «православный демократизм» графини Ольги Ивановны и её дочерей, их  отношение к крестьянам и простому народу. Отношения эти были до того естественные, что он боится, что «в такие вряд ли сможет встать», хоть и всю жизнь служил идее сближения с народом. Оказывается, под внешней аристократической полуанглийской оболочкой дома на женской половине звучит «такой молитвенный строй», живёт такой живой союз с Церковью и с русским народом, что «я долго не мог прийти в себя от изумления», - пишет И.С.Аксаков.

47

https://img-fotki.yandex.ru/get/27836/92936793.46/0_16e912_d58a68d7_orig.jpg
Портрет графини Ольги Ивановны Орловой-Давыдовой. 1840-1841 годы.
Холст, масло. 142 х 115 см.
Саратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева.

         На этом портрете изображена Ольга Ивановна, в замужестве Орлова-Давыдова. Графиня изображена в тот момент, когда она обернулась к зрителям, оторвавшись от чтения книги. Героиня портрета, эффектная молодая аристократка, взирает на нас спокойным отстранённым взором, её мысли ещё поглощены чтением.
       Вся картина строится на сочетании крупных цветовых пятен - серебристому платью с объёмным кринолином и широким руковом-пагодой противопоставлена условная плоскость глухого синего неба. Левый край портрета выглядит более весомым за счёт фрагмента архитектурных деталей, драпированного занавеса, спинки кресла и бархатной накидки. Кисть у Кристины Робертсон движется весьма прихотливо и разнообразно: кружева и драгоценные камни автор выписывает достаточно подробно, тогда как фон и платье написаны широко и свободно.
       Изобразив фигуру модели в развороте, художница создаёт незримый барьер между героиней и зрителем. Графиня остаётся закрытой для нас, она холодна и не преступна. В портрете преобладает декоративное решение, внимание зрителя привлечено к игре цветовых пятен и фактуры шёлка, кружева, бархата. "Портрет Орловой-Давыдовой", как и многие произведения Кристины Робертсон, является блестящим образцом салонной живописи.

48

https://img-fotki.yandex.ru/get/173114/92936793.46/0_16e91e_43225844_orig.jpg
Портрет княжны Марии Ивановны Барятинской. 1840 год.
Картон, акварель, белила, графитный карандаш. 24,7 х 19 см.
Государственная Третьяковская галерея. Москва.

         Княжна Мария Ивановна Барятинская (05.12.1818 год — 20.01.1843 год), дочь Ивана Ивановича Барятинского и Марии Фёдоровны, урождённой графини Келлер.
       Мария Ивановна - фрейлина и одна из первых великосветских красавиц.
       По словам великой княжны Ольги Николаевны: «Мария Барятинская была блондинка с чёрными бровями, её взгляд, если она кому-нибудь симпатизировала, был полон тепла, которого я не встречала ни у кого, кроме Императрицы Марии Александровны (жены Императора Александра II), возможно потому, что я искренне любила обеих.
       Ростом Мария Барятинская была такая же, как я. Когда она распускала волосы, они покрывали ей колени, косу же она обвивала три раза вокруг головы и скрепляла её золотой шпилькой. Я вспоминаю одно празднество в день рождения Папа в Петергофе. Несмотря на то что Барятинские жили в девяти верстах оттуда, она приехала со свежими цветами в волосах. Большинство цветов было ещё в бутонах, и в тепле, во время танца, они распустились».

49

https://img-fotki.yandex.ru/get/104595/92936793.46/0_16e914_912b1ca4_orig.jpg
Портрет княгини Марии Ивановны Кочубей. 1845 год.
Холст, масло. 148 х 115 см.
Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина. Москва.

           Княгиня Мария Ивановна Кочубей, урождённая Барятинская.
         Портрет известной художницы Робертсон запечатлел её во всей её прелести, играющей на рояле. Портрет был написан уже после смерти Марии Ивановны по просьбе её родных.
       Великая княжна Ольга Николаевна вспоминала: "В 1841 году Мария вышла замуж за Михаила Кочубея, а восемнадцать месяцев спустя её не стало. Она скончалась от зловещей лихорадки в несколько часов. Как коротка была эта дружба! Но след её остается неизгладимым в моей душе. Её сестра Леонилла, будущая княгиня Витгенштейн была также очень привлекательна, но её красота была земная, в то время как Мария походила на ангела. В Марии я нашла отголосок меня самой, и эта четырёхлетняя дружба была прекрасна."
      Умерла Мария Ивановна скоропостижно от лихорадки через 18 месяцев после свадьбы. Похоронена на кладбище Сергиевой Приморской пустыни.

50

https://img-fotki.yandex.ru/get/28874/92936793.46/0_16e911_f49b21a0_orig.jpg
Портрет князя Анатолия Ивановича Барятинского. 1840 год.
Холст, масло.


        Князь Анатолий Иванович Барятинский (3 [15] августа 1821 года  — 9 [21] ноября 1881 года) — генерал-лейтенант русской императорской армии, генерал-адъютант, участник Крымской войны и обороны Севастополя, командир лейб-гвардии Преображенского полка.
       Родился в семье тайного советника князя Ивана Ивановича Барятинского и Марии Фёдоровны Келлер.
       Образование получил в Пажеском корпусе. В 1839 году произведён в прапорщики и определён в полевую конную артиллерию. С 1849 года был командирован в действующую армию, участвовал в Венгерской компании. Состоял при третьем корпусе графа Ридигера, выполняя обязанность наблюдателя за исправным доставлением боевых и продовольственных запасов для войск. Позже состоял в отряде генерала Засса, участвовал в сражениях под Ваценом и Дебреценом. За храбрость был удостоен ордена Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом.
       С 1854 года участник Крымской войны, находился в составе войск, действовавших на Дунае, затем семь месяцев провёл на передовых укреплениях Севастополя. За отличие был произведён в полковники и флигель-адъютанты.
       В 1855 году за отвагу, был награждён Золотой саблей с надписью «За храбрость». В 1856 году был назначен командиром лейб-гвардии 2-го стрелкового батальона. В 1857 году был удостоен ордена Святого Владимира 3-й степени с мечами.
       В 1859 году был произведён в генерал-майоры, с назначением командиром лейб-гвардии Преображенского полка и зачислением в Свиту Его Императорского Величества. В 1866 году был назначен генерал-адъютантом, в 1867 году произведён в генерал-лейтенанты.
       По словам В. А. Инсарского: "князь Анатолий Барятинский был человек сердечный, простоты и человечности в нём было гораздо больше, чем в других его братьях. Но при этом он был человек самый пустейший и промотал всё своё состояние. Он жил в долгу как в шелку. Император Александр II неоднократно платил его долги, но князь, не имея гроша в кармане, продолжал мотать деньги беспрерывно. Несколько лет сряду он в Петербурге давал на Масленице завтраки с танцами, а когда командовал в Царском Селе стрелковым батальоном, приезжал вечером в Петербург в оперу в особом поезде, заказанном на железной дороге исключительно для себя. Эта роскошь, которой не позволяли себе и люди, имеющее хорошее состояние, стоила ему по сорока рублей серебром на вечер".
      Скончался в ноябре 1881 года.


Вы здесь » "Альтернатива" » Русские художники ХIХ века » Кристина Робертсон