"Альтернатива"

Объявление

 

 

 

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Альтернатива" » Русские художники ХIХ века » Кристина Робертсон


Кристина Робертсон

Сообщений 51 страница 79 из 79

51

кр

52

кр

53

https://img-fotki.yandex.ru/get/173114/92936793.46/0_16e977_8e1243c5_orig.jpg
Портрет Анны Сергеевны Шереметевой. 1849 год.
Холст, масло. 152 х 107,5 см.
Государственный Русский музей. Санкт-Петербург.

       Графиня Анна Сергеевна Шереметева, урождённая Шереметева (1811 - 1849 годы), дочь Сергея Васильевича Шереметева от брака с Варварой Петровной Алмазовой; фрейлина императрицы Александры Федоровны (с 1831 года). Первая жена (с 1837 года) графа Дмитрия Николаевича Шереметева, дествительного тайного советника,
       Талантливая певица и пианистка; автор интересного дневника. Была почётным членом Санкт-Петербургского филармонического общества.
       С 1838 года являлась членом Императорского женского патриотического общества, первой женской организации в России, основанной в 1812 году с целью помочь тем семьям из народа,которые пострадали от военного лихолетья.

54

https://img-fotki.yandex.ru/get/30602/92936793.46/0_16e976_25ffc44b_orig.jpg
Портрет Сергея Дмитриевича Шереметева ребёнком. 1849 год.
Холст, масло. 127,5 х 101 см.
Ставропольский краевой музей изобразительных искусств.

       Сергей Дмитриевич Шереметев (1844-1918 годы), граф, сын Дмитрия Николаевича Шереметева (1803-1871 годы) и Анны Сергеевны Шереметевой (1811-1849 годы). Изображён в возрасте пяти лет.

55

https://img-fotki.yandex.ru/get/50061/92936793.46/0_16e999_5e11dec4_orig.jpg
Портрет Светлейшей княгини Елизаветы Ксаверьевны Воронцовой.
1830-е годы.
Холст, масло.

         Светлейшая княгиня Елизавета Ксаверьевна Воронцова, урождённая Браницкая (8 [19] сентября 1792 года — 15 [27] апреля 1880 года, Одесса) — статс-дама, почётная попечительница при управлении женскими учебными заведениями, фрейлина, кавалерственная дама ордена Святой Екатерины; адресат многих стихотворений Александра Сергеевича Пушкина; жена Новороссийского генерал-губернатора Михаила Семёновича Воронцова; сестра генерал-майора графа В. Г. Браницкого.
        Елизавета Ксаверьевна Воронцова, урождённая графиня Браницкая, была дочерью польского магната графа Ксаверия Браницкого и племянницы светлейшего князя Григория Потёмкина Александры Энгельгардт. «Ей было уже за тридцать лет, – рассказывал пушкинский современник Ф. Ф. Вигель, хорошо знавший семью Воронцовых, – а она имела все право казаться молоденькой… В ней не было того, что называют красотою, но быстрый, нежный взгляд её миленьких, небольших глаз пронзал насквозь; улыбка её уст, подобной которой я не видал, так и призывает поцелуи».
       Выйдя в 1819 году замуж за графа Михаила Семёновича Воронцова, Елизавета Ксаверьевна сделала одну из самых блестящих партий по тогдашнему времени. Сын знаменитого екатерининского дипломата, участник Отечественной войны, своими привычками и вкусами напоминавший английского лорда, стройный и привлекательный, Воронцов командовал русским оккупационным корпусом, расположенным во Франции. С мая 1823 года он стал новороссийским генерал-губернатором и полномочным наместником Бессарабской области.
      Среди пушкинистов считается, что брак Воронцовых был заключён по расчету: Елизавета Ксаверьевна к числу бесприданниц не относилась. Супруг не считал нужным хранить ей верность; Пушкин в своих письмах упоминал о волокитстве и любовных похождениях графа – может, затем, чтобы как-то оправдать поведение самой Елизаветы Ксаверьевны? Она же, по свидетельству современников, посмела дать отпор самому императору Николаю Павловичу.
      В глазах друзей и знакомых (по крайней мере, по молодости, до вмешательства в их семейную жизнь Пушкина) Воронцовы выглядели любящей парой. «Вот чета редкая! – сообщал одному из своих корреспондентов А. Я. Булгаков. – Какая дружба, согласие и нежная любовь между мужем и женою! Это точно два ангела».
     «Судьба Воронцовой в замужестве слегка напоминает судьбу Татьяны Лариной, но хрустальная чистота этого любимого создания пушкинской фантазии не досталась в удел графине», – считал известный пушкинист П. К. Губер.
      Исследователи не случайно связывают имя графини Воронцовой с известной пушкинской героиней. Именно судьба Елизаветы Ксаверьевны вдохновила поэта на создание образа Татьяны Лариной.
      Ещё до замужества она полюбила Александра Раевского, с которым состояла в дальнем родстве. Елизавета Браницкая, уже совсем не юная девица (ей было двадцать семь – на три года больше, чем Раевскому), написала Александру, окруженному ореолом героя Отечественной войны 1812 года, письмо-признание. Как и Евгений Онегин в пушкинском романе, холодный скептик отчитал влюблённую девушку.
      Её выдали за Воронцова, и вся история, казалось, на этом и закончилась. Но когда Раевский увидел Елизавету Ксаверьевну блестящей светской дамой, женой известного генерала, принятой в лучших гостиных, его сердце загорелось от неизведанного чувства. Любовь эта, затянувшаяся на несколько лет, исковеркала его жизнь – так считали современники. Оставив службу в начале двадцатых годов XIX века, томимый скукой и бездельем, он приехал в Одессу, чтобы завоевать Воронцову.
      В Одессе Воронцовы занимали великолепный дом и держали многочисленную прислугу. Приехав сюда в июле 1823 года, Пушкин был обласкан графом и зачислен на службу, приглашён бывать в его доме «запросто» и пользоваться богатейшей библиотекой.
     С графиней он познакомился, скорее всего, только осенью: какое-то время Елизавета Ксаверьевна, ожидавшая ребёнка, не показывалась в обществе. В октябре у неё родился сын. А в декабре поэт обратил внимание на Воронцову, влюбился в неё и, если верить стихам, тогда же достиг взаимности. Елизавете Ксаверьевне был тридцать один год, Александру Сергеевичу, ещё свободному от семейных уз и обязательств, – двадцать четыре…

56

https://img-fotki.yandex.ru/get/104403/92936793.46/0_16e99b_540f0d16_orig.jpg
Портрет княжны Софьи Михайловны Воронцовой. 1840 год.
Холст, масло. 53 х 43,2 см.
Государственный музей-заповедник "Воронцовский дворец". Алупка.

       Софья Михайловна Воронцова (1825-1879 годы), княжна. Дочь князя Михаила Семёновича Воронцова и Елизаветы Ксаверьевны Воронцовой, урождённой Браницкой.
       В 1844 вышла замуж за графа Андрея Павловича Шувалова, близкого приятеля Михаила Юрьевича Лермонтова, послужившего поэту прототипом Печорина - главного героя романа "Герой нашего времени".

57

https://img-fotki.yandex.ru/get/106693/92936793.46/0_16e99f_11fad880_orig.jpg
Портрет графа Павла Петровича Шувалова в детстве. 1849 год.
Холст, масло. 115 х 89 см.
Государственный Русский музей. Санкт-Петербург.

         Граф Шувалов Павел Петрович (1846 - 1902 годы), сын графа Петра Павловича Шувалова и Софии Львовны, урождённой Нарышкиной.
       Так же как отец, он закончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета, после чего прослушал курс лекций в одном из лучших университетов Европы - Гейдельбергском. В 1868 году поступил на военную службу. В 1872-1881 годах был адъютантом великого князя Владимира Александровича и в этом звании участвовал в войне с турками на Балканах 1877-1878 годов. При следующем императоре, Александре III, он стал флигель-адъютантом Его Величества, генерал-майором и командиром лейб-гвардии Егерского полка. Современники оценивали этого человека неоднозначно. В нём находили незаурядные способности юриста и отмечали его патриотизм. В либеральных кругах не могли понять, как может совмещаться в одном лице доктор права и флигель-адъютант.

58

https://img-fotki.yandex.ru/get/172684/92936793.46/0_16e9ae_7e33556e_orig.jpg
Софья Андреевна Бобринская с сыном Алексеем. 1852 год.
Бристольский картон, акварель. 23x19,3 см. (в свету) .
Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург.

       Софья Андреевна Бобринская (1829-1912 годы), графиня, урождённая графиня Шувалова, с 1850 года - жена графа Александра Александровича Бобринского (1823-1903 годы), правнука Екатерины II. Изображена с новорожденным сыном, графом Алексеем Александровичем Бобринским (1852-1927 годы), в последствии гофмейстером высочайшего двора, члена Государственной думы, известного археолога и вице-президента Академии художеств.

59

https://img-fotki.yandex.ru/get/173114/92936793.46/0_16e9af_cb616fd8_orig.jpg
Портрет Елены Павловны Белосельской-Белозерской. 1841 год.
Гравюра  Г.Робинсона с оригинала К.Робертсон.
Неизвестный художник: Миниатюрная копия Кость, акварель.
Диаметром 7,8 см.
Всероссийский музей им. А.С. Пушкина. Санкт-Петербург.

       Елена Павловна Белосельская-Белозерская, урождённая Бибикова, падчерица графа Александра Христофоровича Бенкендорфа, была одной из первых светских красавиц.
       В первом браке была за князем Эспером Александровичем Белосельским-Белозерским, с 1831 года. Семейная жизнь не была счастливой, по отзывам современников «княгиня Белосельская презирала бедного Эспера», о котором остряк великий князь Михаил Павлович говорил, что «у него голова как вытертая енотовая шуба». Князь Эспер покорно сносил измены ветреной супруги и не подвергал сомнению своё отцовство на детей.
      Княгиня Елена Павловна занимала видное положение при дворе: фрейлина, статс-дама двора императрицы Марии Фёдоровны, обер-гофмейстрина. После смерти князя Эспера, она в 1847 году вышла второй раз замуж за археолога и нумизмата князя Василия Викторовича  Кочубея (1811—1850 годы), сына дипломата Виктора Павловича Кочубея.

60

https://img-fotki.yandex.ru/get/196221/92936793.46/0_16e9b0_8f16cdf6_orig.jpg
Портрет графини Марии Сергеевны Бутурлиной. 1841 год.
Холст, масло. 98 х 78 см.
Воронежский областной художественный музей им. И.Н. Крамского.

         Мария Сергеевна Бутурлина, урождённая Гагарина (1815-1902 годы), дочь обер-гофмейстера Сергея Ивановича Гагарина и Варвары Михайловны Пушкиной, была замужем за генералом от инфантерии Сергеем Петровичем Бутурлиным (1803-1873 годы).
       На портрете изображена молодая красивая дама. Мария Сергеевна Бутурлина, она была дочерью члена Государственного Совета обер-гофмейстера князя Сергея Ивановича Гагарина. В 1840 году Мария Сергеевна вышла замуж за графа Сергея Петровича Бутурлина, представителя старинного дворянского рода.
       В портрете проявились характерные черты живописи художницы: тщательная проработка деталей, искусно переданная фактура кружева, лёгкой прозрачной вуали, переливающихся складок шёлкового платья, тонкая эмалевая выписанность лица.
       Работы Робертсон часто имеют округленные верхние углы, что мы и наблюдаем на портрете, как бы повторяя вошедшую в моду подковообразную форму оконных проёмов, дверей, арок.

61

https://img-fotki.yandex.ru/get/103213/92936793.47/0_16e9b2_24ac7c25_orig.jpg
Портрет княгини Юлии Фёдоровны Куракиной. Конец 1830-х годов.
Холст, масло.
Ржевский краеведческий музей.

        Княгиня Юлия Фёдоровна Куракина (1814-1881 годы), урождённая Голицына, внучка князя Сергея Фёдоровича Голицына и генерал-фельдмаршала князя Александра Александровича Прозоровского, статс-дама, обер-гофмейстерина императорского двора.
       В 1835 году вышла замуж за Алексея Борисовича  Куракина (1809—1872 годы), который служил в Министерстве иностранных дел, с 1840 по 1854 года секретарём российских посольств в Вене и Париже. В 1855 году к коронации Александра II назначен гофмейстером двора великой княгини Марии Николаевны.
       Художник-любитель и коллекционер, с 1869 года почётный член Императорской Академии художеств.

62

https://img-fotki.yandex.ru/get/41340/92936793.47/0_16e9b1_418d3a59_orig.jpg
Портрет княгини Юлии Фёдоровны Куракиной. 1841 год.
Холст, масло. 93 х 73 см.
Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург.

       Портреты княгини Юлии Фёдоровны Куракиной в молодости говорят о красоте этой женщины, приближённой к самому высшему свету в Российской империи.

63

https://img-fotki.yandex.ru/get/93917/92936793.47/0_16e9ba_82df9cbf_orig.jpg
Портрет княгини Строгановой. 1852 год.
Бристольский картон, акварель, карандаш, белила.  21,7 х 16,5 см. (овал).

64

https://img-fotki.yandex.ru/get/149179/92936793.47/0_16e9d1_17cd084e_orig.jpg
Портрет баронессы Софьи Сергеевны Шлихтинг. 1848 год.
Картон, акварель. 17,5 х 20,5 см.
Лувр. Париж.

       Баронесса Софья Сергеевна Шлихтинг, урождённая Охлебинина (1825—1901 годы), жена миллионера барона Василия Карловича Шлихтинга (1799—1865 годы), племянника Дмитрия Прокофьевича Трощинского.

65

https://img-fotki.yandex.ru/get/43843/92936793.47/0_16e9d2_8d092bbf_orig.jpg
Портрет дамы с молитвенником в руках в интерьере будуара. 1843 год.
Бумага, акварель, белила.
Ярославский художественный музей.

66

https://img-fotki.yandex.ru/get/62069/92936793.47/0_16e9d3_c8355b61_orig.jpg
Портрет дамы в голубом. 1854(?) год.

67

https://img-fotki.yandex.ru/get/164839/92936793.47/0_16e9d4_742495b_orig.jpg
Портрет девочки. 1843 год.
Акварель и карандаш. 21.6 х 19 см.
Частное собрание.

68

https://img-fotki.yandex.ru/get/150569/92936793.47/0_16e9d5_e83e00c9_orig.jpg
Портрет Леди Фредерика Осборн.
Слоновая кость, акварель. 10,8 x 8,6 см.
Частное собрание.

       Леди Фредерика Осборн, урождённая Даверс, умерла в 1870 году.

69

https://img-fotki.yandex.ru/get/98050/92936793.47/0_16e9d7_2fdee11b_orig.jpg
Портрет Мэри Милнес Гаскелл. 1835-1836 годы.
Холст, масло. 101,6 x 127 см.
Частное собрание.

70

https://img-fotki.yandex.ru/get/117474/92936793.47/0_16e9d9_9db6ce0_orig.jpg
Дама в белом платье.
Слоновая кость, акварель. Высота 8,7 см. (овал).
Частное собрание.

71

https://img-fotki.yandex.ru/get/4210/92936793.47/0_16e9dd_90048f59_orig.jpg
Портрет Луизы Барбары, Леди Ролл.1834 год.
Холст, масло. 254,4 х 165,6 см.
Ратуша в Торрингтоне. Северный Девон.

       Луиза Барбара, леди Ролл (1796-1883 годы), вторая дочь Ролла Джорджа Уолпола Трефусиса, с 1822 годв — вторая жена барона Джона Ролла (1750-1843 года), члена парламента. Изображена в день коронации Вильгельма IV в 1834 году, на фоне Вестминстерского собора.

72

https://img-fotki.yandex.ru/get/172272/92936793.47/0_16e9de_2544ad36_orig.jpg
Женский портрет. 1840-е годы.

73

https://img-fotki.yandex.ru/get/195561/92936793.47/0_16ec0e_b6041af_orig.gif

https://img-fotki.yandex.ru/get/196161/92936793.47/0_16eacc_ad8c94e6_orig.jpg
Портрет Чарльза Тальбота.

        На портрете Чарльз Тальбот изображён стоя перед опорой на фоне вышитой драпировки,  на нём надет чёрный плащ, синий камзол и белая сорочка.

74

http://uploads.ru/i/l/v/Q/lvQhO.gif

75

http://uploads.ru/i/l/v/Q/lvQhO.gif

76

http://uploads.ru/i/l/v/Q/lvQhO.gif

77

http://uploads.ru/i/l/v/Q/lvQhO.gif

78

*
Послесловие

Елизавета Ренне

                                           Ещё один портрет работы Дессена

        В 1830–1840-х годах в Петербурге работало много иностранных художников. Несмотря на то, что российская художественная школа могла предложить своих талантливых мастеров, императорский двор, а вслед за ним знать охотнее покровительствовали иноземцам, как правило, достаточно мастеровитым, но не сильно выдающимся. Особенным шиком считалось позировать иностранцам — портреты на холсте и пастели украшали специально отделанные по новой моде интерьеры, небольшие акварели и миниатюры в рамках с закруглённым верхом густо покрывали бюро, письменные столы, этажерки, круглые будуарные столики.
        Некоторые из авторов этой разнообразной продукции известны лучше, как например, Франц Крюгер, Карл фон Штейнбен, Кристина Робертсон. Имена других ассоциируются лишь с отдельными подписными работами или вообще канули в Лету: часто живописные портреты и миниатюры, позволявшие сохранить дорогие черты близких родственников и друзей до изобретения дагеротипа, теряли смысл с появлением и распространением фотографии. Забылись имена изображённых лиц и художников, но сами работы продолжают существовать в частных собраниях и музеях. Порой кажущиеся незначительными детали биографии, упоминания современников, сведения о происхождении помогают отождествить то или иное произведение, а публикации и воспроизведения — очертить круг вещей, принадлежащих тому или иному художнику. Именно так удалось связать с именем французского портретиста Эмиля Франсуа Дессена портрет шотландской художницы Кристины Робертсон, до сих пор считавшийся работой неизвестного мастера.
        В настоящее время портрет находится в частном собрании в Петербурге. Он исполнен пастелью на светло-бежевом картоне размером 480 х 330 мм (в видимой части 290 х 230 мм) и заключён в типичную для середины XIX века овальную раму. Его оборотная сторона закрыта плотной бумагой, в верхней части — наклейка с английским текстом: «У этого портрета Кристины Робертсон интересная история. Его привёз в Австралию её сын Джеймс (Уильям — Е.Р.), который завещал портрет подружившемуся с ним семейству Килбурн из Мельбурна. В свою очередь щедрая госпожа Килбурн послала его мне в дар. Она полагала, что портрет русского происхождения, но, по-видимому, он был исполнен в Париже. Художник не поддаётся определению. Таким образом, портрет достаточно много путешествовал. Он был очищен от жёлтых пятен, я заказал для него новую монтировку, что улучшило общий эффект. Алан Бёрд. Холсолл, Ланкашир 19871 год.
       Как известно со слов бывшего владельца портрета доктора Алана Бёрда (1923–2006 годы), госпожа Килбурн послала ему пастель после того, как прочла его статью о Кристине Робертсон в журнале «Country Life» за 1977 год. В то время это была единственная публикация о шотландской художнице на английском языке, появившаяся после 1906 года.
       Вступив в переписку с Аланом Бёрдом и почувствовав в нём искренний интерес ко всеми забытой портретистке, госпожа Килбурн подарила ему портрет, а также рисунок карандашом, запечатлевший ту же пожилую женщину с подписью «Mary Robertson» и датой «1846». На обороте монтировки есть надпись: «Алан Бёрд. Мэри Робертсон была последним ребёнком Кристины Робертсон. Она родилась 28.01.1833 года. Ей было 13 лет, когда она сделала этот карандашный набросок своей матери - 1846 год. Набросок взял с собой в Австралию её брат Уильям, который завещал его семье Дорис Килбурн, оставившей его мне».
       Детский рисунок с обрезанными и частично утраченными краями трогательно хранился в сложенном, судя по сгибам, виде сначала у брата Мэри Робертсон, а потом в семье Килбурн. В Англии он был отреставрирован и вставлен в рамку в той же мастерской, что и пастель.
       В 1996 году Алан Бёрд предоставлял пастель и рисунок на выставку «Кристина Робертсон. Шотландская художница при русском дворе», организованную Эрмитажем совместно с Русским музеем и британскими коллегами в Городском художественном центре в Эдинбурге. Хотя и тот и другой можно было увидеть на выставке и они вошли в краткий каталог под номерами 57 и 58, их изображений там нет. Таким образом, в настоящей публикации они воспроизводятся впервые.
       Нет никаких сомнений в том, что и на пастели и на рисунке изображена Кристина Робертсон. Во-первых, нет причины не верить свидетельству госпожи Дорис Килбурн об их происхождении, с поправкой, что упомянутый Аланом Бёрдом Джеймс, скорее всего, приходился Кристине Робертсон внуком, поскольку из восьми детей у неё выжили только два сына Джон (родился 21.05.1825 года) и Уильям (родился 25.11.1830 года) и две дочери Агнесс (1823–1860 годы) и Мэри (родилась 28.03.1833 года). Во-вторых, сравнение пастели с акварельным «Автопортретом» художницы 1822 года выявляет похожие пропорции и характерные черты. Конечно, нужно учитывать, что эти произведения разделяет, по меньшей мере, четверть века, и возрастные изменения не могли не отразиться на лице, так же как не могла не сказаться на результате разница в восприятии модели, манере исполнения и технических средствах. Тем не менее их сравнение вполне допустимо, тем более что и Кристина Робертсон, и Эмиль Дессен выбрали один и тот же ракурс в три четверти влево. То же лицо, но в профиль, изображено на рисунке карандашом, подписанном дочерью художницы, Мэри Робертсон.

https://img-fotki.yandex.ru/get/50388/92936793.47/0_16e9e1_66f9fde1_orig.jpg
Мэри Робертсон. Портрет Кристины Робертсон. 1846 год.
Бумага, карандаш.
Частное собрание. Санкт-Петербург.

http://www.nasledie-rus.ru/podshivka/10809.php

79

*
       Подпись на пастели внизу справа, которую не удалось прочесть Алану Бёрду, принадлежит французскому художнику-пастелисту Эмилю Франсуа Дессену (Emile Francois Dessain), что становится очевидным при сопоставлении «Портрета Кристины Робертсон» с другими подписными работами художника. Он каллиграфически тонко, как правило, с наклоном вправо, выводил буквы своего имени — «E Dessain» — и ниже ставил дату. На рассматриваемом портрете вместо даты надпись по-французски: «Hommage а Mme Robertson» — знак уважения к шотландской портретистке, добившейся успеха в Эдинбурге, Лондоне и Париже и невероятной популярности в аристократических кругах Петербурга. Она была старше Дессена на двенадцать лет и свой нелегкий путь к лаврам модной и высокооплачиваемой художницы прошла с большим достоинством.
       Портрет проникнут не только чувством уважения к коллеге по ремеслу, но согрет неравнодушным отношением, часто отсутствующим в поверхностных светских портретах Дессена. Заинтересованный взгляд на модель и тщательная проработка лица делают эту пастель одним из лучших известных в настоящее время произведений французского художника, обладавшего весьма скромным талантом.

https://img-fotki.yandex.ru/get/43388/92936793.47/0_16e9e0_eaf8fddb_orig.jpg
Эмиль Франсуа Дессен. Портрет Кристины Робертсон. 1848–1849 годы.
Пастель.
Частное собрание. Санкт-Петербург.

        Во второй половине 1840-х годов художником были исполнены портреты Николая Сергеевича Тургенева (1845 год, Музей-заповедник «Спасское-Лутовиново»), Павла Петровича Палена (1847 год, ГИМ, Москва), Елизаветы Александровны Полетики (1848 год, Тверской государственный объединённый музей). В 1847 году он запечатлел будущего знаменитого художника Джеймса Мак-Нейла Уистлера с братом Уильямом в возрасте 10 и 8 лет (1847 год, Галерея Фрира и Секлера, США). Семья инженера путей сообщения Джорджа Уистлера проживала в Петербурге на Английской набережной с 1843 по 1848 годы. Как известно, приезжавший в 1844 году в российскую столицу шотландский художник Уильям Алан, увидев рисунки маленького Джеймса, посоветовал ему серьёзно заняться рисованием, и мальчик стал посещать уроки в Академии художеств. В «доме Риттера», который снимали Уистлеры, бывали русские художники А.О.Корицкий и К.П.Брюллов, возможно, его посещал английский рисовальщик и гравёр Томас Райт, нарисовавший портрет матери Джеймса Анны Матильды Уистлер. Здесь могли пересекаться пути Эмиля Дессена и Кристины Робертсон.
       «Портрет Кристины Робертсон», скорее всего, был исполнен Эмилем Франсуа Дессеном в 1848–1849 годах, когда оба художника жили и активно работали в Петербурге. Вряд ли его можно отнести ко второму приезду Дессена, состоявшемуся незадолго до смерти Робертсон 30 апреля 1854 года.
       Портрет матери, исполненный детской рукой Мэри Робертсон, не единственная её работа. Кристина учила рисовать обеих своих дочерей, Агнесс и Мэри. Одну из них упомянул итальянский художник Косрое Дузи, посетивший в 1840 году Эрмитаж. 26 сентября он записал в своём дневнике: «Посмотрел я также мастерскую госпожи Робертсон (в Зимнем дворце. — Е.Р.), где нашёл довольно хороший портрет императрицы, но в восторг меня привела маленькая картина, на которой изображены великие княжны Ольга и Александра.
       Там была в этот момент ещё и дочка Мадам Робертсон, которая работала над миниатюрным портретом императрицы, копируя работу матери.

https://img-fotki.yandex.ru/get/99562/92936793.47/0_16e9e4_2096e864_orig.jpg
Мэри Робертсон. Портрет императрицы Александры Фёдоровны. 1850 год.
Копия с оригинала К. Робертсон.
Холст, масло. Государственный музей истории Санкт-Петербурга.

       Однако портрет императора в рост мне не понравился». Дузи несомненно имел в виду старшую дочь Агнесс, которой в ту пору было 18 лет, тогда как Мэри едва исполнилось восемь. Из записей в Расчётной книге Робертсон, относящихся к лондонскому периоду, известно, что Агнесс заканчивала некоторые миниатюры, начатые матерью. В 1843 году она показала 15 самостоятельных работ на выставке в Королевской академии, судьба которых не ясна.
       Как и старшая сестра, Мэри училась у матери и, вероятно, помогала ей, особенно в последние годы в Петербурге. Этим объясняется наличие в российских музеях некоторого количества её вещей и появление работ, подписанных её именем на аукционах. Они относятся к 1850-м годам (акварели: «Девочка с кроликом», недавно приобретённая Эрмитажем из коллекции Попова, две жанровые сцены «Гадание» и «Чтение письма» в Государственном Русском музее, происходящие из альбома с рисунками и акварелями из Зимнего дворца, «Семейный портрет», выставлявшийся на аукционе Альфа-Арт, а также одна работа маслом — овальный «Портрет Александры Фёдоровны» в музее города — копия с картины Кристины Робертсон.

https://img-fotki.yandex.ru/get/120455/92936793.47/0_16e9e2_3897d8fa_orig.jpg
Мэри Робертсон. Чтение письма. Начало 1850-х годов.
Бумага, акварель.
Государственный Русский музей. Санкт-Петербург. 2012 год.

https://img-fotki.yandex.ru/get/55918/92936793.47/0_16e9e3_44e00d8_orig.jpg
Мэри Робертсон. Гадание. 1852 год.
Бумага, акварель.
Государственный Русский музей. Санкт-Петербург. 2012 год.

       Судьба сестёр после смерти матери в годы Крымской войны (1854 год) и мужа Агнесс, погибшего в Кронштадте, не известна. Возможно, они какое-то время прожили в Петербурге, но, скорее всего, вернулись в Англию. Известно только, что Мэри вышла замуж за служащего Вестминстерского банка и сменила фамилию на Стюарт.
       В 1940 году на аукционе Сотби предлагались к продаже «большая миниатюра, изображающая императора Николая I в рост со шляпой в левой руке, на фоне колонны и пейзажа», подписанная «C Robertson 1840», «Портрет императрицы, сидящей за столом» и «Портрет императрицы, стоящей с любимой собакой на подушке у её ног», исполненный маслом и подписанный на обороте «Императрица Всея Руси. К.Робертсон», ещё три миниатюры с портретами неизвестных женщин, альбом с ранними рисунками художницы, большей частью свинцовым карандашом, а также её «Расчетная книжка за период с 1822 по 1842 год» и «Автопортрет», которые были приобретены Музеем Виктории и Альберта и до сих пор там хранятся. Все эти вещи поступили, как указано в аукционном каталоге8, от внучки К.Робертсон, мисс Р.Стюарт.   Должно быть, военное лихолетье вынудило её расстаться с тем, что её мать, Мэри Стюарт, привезла из России и так же бережно хранила, как её дядя хранил в Австралии портрет Кристины Робертсон работы Дессена и рисунок Мэри.
       Художница Кристина Робертсон была одной из тех британок, которые всё чаще встречались в XIX веке на необъятных просторах России. Уроженки Англии, Шотландии, Ирландии и Уэльса, они все именовались «англичанками», среди них были жены инженеров, врачей, купцов, архитекторов, высокопрофессиональные няни и не всегда профессиональные и сведущие преподавательницы английского языка, привлечённые широким полем деятельности и хорошими доходами. Они настолько вошли в русскую жизнь, что попали на страницы произведений Пушкина и Лескова.
       «Портрет Кристины Робертсон» работы Эмиля Франсуа Дессена и рисунок Мэри Робертсон вносят дыхание жизни в сухие факты биографии шотландской художницы. Её облик, ассоциировавшийся раньше только с «Автопортретом», исполненным, когда ей было около двадцати шести лет, обрёл дополнительные черты.


http://www.nasledie-rus.ru/podshivka/10809.php

http://sf.uploads.ru/t/gJKej.gif


Вы здесь » "Альтернатива" » Русские художники ХIХ века » Кристина Робертсон